1  Пролог 2  перваяДень первый, очень безалаберный, принесший мне только неприятности 3  втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался 4  третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает 5  четвертаяДень второй, ну очень познавательный 6  пятаяДень третий, полный тревог и злодеев 7  шестаяДень четвертый, почти хозяйственный 8  седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый 9  восьмаяДень пятый, постепенно ставший непредсказуемым и воинственным 10  девятаяДень пятый, к ночи ставший очень загадочным и необыкновенным 11  десятаяДень шестой, почти мирный, но очень беспокойный 12  одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский 13  двенадцатаяДень восьмой, полный неожиданностей 14  тринадцатаяДни девятый и десятый, проблемные 15  четырнадцатаяДень одиннадцатый, ярмарочный 16  пятнадцатаяДень двенадцатый, с утра ужасный 17  шестнадцатаяДень тринадцатый, очень несчастливый 18  семнадцатаяДни четырнадцатый и пятнадцатый, конфетно-букетные 19  восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный 20  девятнадцатаяДни с семнадцатого по двадцатый, немного тревожные, но очень счастливые 21  двадцатаяДень двадцатый, полный встреч и сюрпризов, плавно перешедший в двадцать первый 22  двадцать перваяДень двадцать первый, с утра созидательный
Потомственная ведьма
восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный
В этот день я не проснулась. Нет, не потому, что уснула мертвым сном. Просто нельзя проснуться, если не засыпал. Не знаю, спят ли осужденные на пожизненную каторгу перед отправкой в копи, но вот я в почти такой же ситуации уснуть не смогла. Да и чем я на самом деле отличаюсь от приговоренного узника? Только размером и комфортом места заключения. Строгий неподкупный надзиратель и непреодолимые барьеры налицо, принудительные работы – тоже. А что не в соляной шахте мне придется их отрабатывать, а в супружеской спальне, так это еще неизвестно, где легче. Морально, разумеется. Утро началось с визита орды девиц в кружевных наколках, робко объявивших, что их прислал хозяин помочь мне с перевоплощением в невесту. Ну, они заявили немного не так, но суть была та же. Судя по их испуганным глазенкам, маг предупредил горничных, что я могу не очень обрадоваться этому визиту. Но велел не отступать, даже если невеста начнет превращать их в жаб. Или швыряться фаерболами. Или настращал еще чем-нибудь похлеще. Вот только одного варианта он не предусмотрел: я никогда не опущусь до банального бабского скандала. С истерикой и битьем посуды. Во-первых, безрезультатно, во-вторых, некрасиво смотрится со стороны, а в-третьих, избито еще со времен «Кавказской пленницы». Но самое главное, не зря я ночью бодрствовала, изобрела-таки один безумный план, не самый перспективный, конечно, но за неимением другого… Вот потому я и не собираюсь доставлять своему тюремщику такого удовольствия, как усмирение разбушевавшейся ведьмы. Да и горничные тоже ни в чем не виноваты. Насмотрелась я уже, как маг их строит, словно старшина-сверхсрочник – лопоухих новобранцев. Терпеливо позволила обрядить себя в платье, которое выбирала в соответствии с возникшим планом, и расчесать волосы. А вот прическу сделала сама, твердо и холодно отклонив все поползновения девиц. Заплела тугую косу, уложила веночком на темени, заколола шпильками из своей сумки. Не забыв вколоть и заколку с изумрудами. Она у меня давным-давно напичкана защитными заклинаниями от всяких магических и ментальных воздействий. Да еще кое-что хитрое добавлено и замаскировано под наговор на удачу. А в действие все заклятия приводятся простым кодовым словцом, над выбором которого я особо долго не думала. Напоследок приколола к косе густую вуаль и опустила ее на лицо. Не стоит пугать гостей зверским выражением. Если разобраться, они передо мной тоже ни в чем не провинились. А если уж совсем по-честному, то виновата во всем я сама. Слишком быстро привыкла к возможностям, которые дает изобилие энергии, слишком понадеялась на внезапно обретенную силу. А как известно, каждое заблуждение заканчивается крахом. Вот и приходится теперь отдуваться за излишнюю самонадеянность. Девчонки, посчитав, что с одеванием покончено, убежали и вскоре вернулись с полными корзинами цветов. Изящный букетик невесты, явно добытый Корделиусом в дорогом салоне, всучили мне в руки, пышные охапки роз поставили в вазы, лилиями и астрами украсили постель, белыми лепестками посыпали пол. Все больше эти приготовления начинали напоминать похоронную церемонию, и с каждым мигом мне становилось все тошнее. Вовсе не такой я мечтала увидеть свою свадьбу. Не так было все. Но особенно добил меня марш Мендельсона, внезапно зазвучавший из невидимого динамика. Вовсе не под эту стереотипно-торжественную музыку дарят любимым свои сердца свободолюбивые Бабки-ёжки. У каждой из нас собственная любимая мелодия, и только одному человеку доверяем мы ее услышать в счастливый час объединения судеб. Двери медленно распахнулись, и элегантный, как манекенщик, Корделиус в безукоризненном черном костюме, где банальный пиджак уступил ради такого торжественного случая место фраку, белоснежной рубашке и белом галстуке, заколотом огромным бриллиантом, предстал предо мной. Твердо прошагал по лепесткам эксклюзивными туфлями, по-хозяйски поднял к губам мою руку и нежно поцеловал перчатку. – Спасибо, что не стала капризничать, – прошептал еле слышно и уверенно
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.