1  Пролог 2  перваяДень первый, очень безалаберный, принесший мне только неприятности 3  втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался 4  третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает 5  четвертаяДень второй, ну очень познавательный 6  пятаяДень третий, полный тревог и злодеев 7  шестаяДень четвертый, почти хозяйственный 8  седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый 9  восьмаяДень пятый, постепенно ставший непредсказуемым и воинственным 10  девятаяДень пятый, к ночи ставший очень загадочным и необыкновенным 11  десятаяДень шестой, почти мирный, но очень беспокойный 12  одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский 13  двенадцатаяДень восьмой, полный неожиданностей 14  тринадцатаяДни девятый и десятый, проблемные 15  четырнадцатаяДень одиннадцатый, ярмарочный 16  пятнадцатаяДень двенадцатый, с утра ужасный 17  шестнадцатаяДень тринадцатый, очень несчастливый 18  семнадцатаяДни четырнадцатый и пятнадцатый, конфетно-букетные 19  восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный 20  девятнадцатаяДни с семнадцатого по двадцатый, немного тревожные, но очень счастливые 21  двадцатаяДень двадцатый, полный встреч и сюрпризов, плавно перешедший в двадцать первый 22  двадцать перваяДень двадцать первый, с утра созидательный
Потомственная ведьма
одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский
Я проснулась от самой банальной житейской потребности, потянулась, вздохнула и невольно задумалась. Именно по этой причине я никогда не любила путешествия и пикники. Особенно совместные с представителями вражьего мужского племени. И в большей степени из-за этих прозаических подробностей быта я и не желала брать в дорогу к Лысой горе никаких сопровождающих. Хотя теперь, когда энергия просто бурлит в жилах, нужно лишь просто придумать несколько незатейливых фокусов наподобие тех ежиков или еще что покруче. Настроение поднялось, и я бодро выползла из своего шалаша. Разумеется, я могла из травы и двухэтажный домик сваять, вот только по укоризненному взгляду хозяйки Даротского леса как-то еще не соскучилась. Потому и заказала себе простенький шалашик, правда, с мягкой лежанкой. Гномы легли прямо на землю, я им лишь по коврику из мха вместо перин вырастила. И вовсе не по вредности, они и от этого отбрыкаться пытались. – Доброе утро, – встретил меня внимательный взгляд мага, что-то мешающего в незнакомом котелке. А я-то все гадала, что же там такое гремит в тяжеленном мешке, который притащил в мою спальню счастливый Атаний. Правда, спорить из-за лишнего груза я не стала, у моей метелки за последние сутки тоже произошло пополнение резерва. Когда хозяйка выяснила, каким образом я летаю, то выдала мне несколько прутиков от дроба. Я сразу же добавила их в любимую метлу и опробовала свое НЛО в деле. Оказалось, что грузоподъемность увеличилась в разы, да и способность к трансформации тоже. Кстати, о трансформации. Вернувшись с прогулки, я присела на травяной стульчик и задумалась. Вчерашний вечерний полет очень доходчиво показал мне все несовершенство любимого транспорта. Нет, я и раньше это знала, ну так ведь больше чем на часик-другой на метлу и не усаживалась. Да и то в охотку – подняться после зимы к солнышку, к молодому небу, размять в сумасшедших виражах вокруг Лысой горы заскучавшие за зиму косточки. А вот когда летишь без посадки пять или шесть часов, болтая в воздухе ногами, а сзади томятся два пассажира, при которых ни запеть, ни виражик заложить нельзя, поневоле начинаешь маяться от скуки. Нет, голос у меня, конечно, есть, и когда нужно, даже громкий и командный, но вот для пения на публику он как-то не подходит. Тем более что ночью мы пересекли широкую реку, за которой, по словам Гарона, разных деревень и поселков насыпано, как падалицы в урожайный год. Не думаю, что им понравятся несущиеся из облаков завывания. Еще какую-нибудь религию новую организуют, оно мне надо? А после густонаселенных мест пойдут неизведанные земли, это я у вампира старую карту на стене в холле обнаружила, прямо по каменной кладке нарисована была. И вот посреди этих земель торчало несколько больших вигвамов, и под ними было написано: «Горы». А лететь над горами, болтая ногами… хоть и складно, да накладно. – Вия, кушай, солнце уже высоко. «Да, вот еще и солнце. И ветерок, что в ушах гудит, и вечерняя прохлада», – задумчиво поглощая завтрак, распаляла я себя. А с другой стороны – традиции, вид экзотический, удаль бесшабашная… А что это такое я ем? Вообще-то, оказывается, уже ничего не ем, миска пуста. Да и в животе приятное тепло. – А Шомо вы покормили? – вспомнила я про питомца. Хотя не нужно мне было вспоминать этого предателя. Это еще вчера, в полете, началось. Сперва неудобно ему у меня на руках показалось, я же первая сижу, вот и перелез к Гарону. Я сначала даже обрадовалась, что у мага руки будут малышом заняты, мне спокойнее. Нет, не трогал он меня руками, жить-то хочется. А то я ведь ни на что не посмотрю, велю метле сбросить одного пассажира, она и сбросит. Ну да, он и сам летать умеет, вот только один секрет я у хозяйки выяснила. Гномьи маги – они все словесники, им, чтобы результат получить, необходимо заклинание прочесть. А в заклинании полета около полусотни слов. Каково? Вот и я думаю, что за те триста метров, что я высоту держу, вряд ли он свое стихотворение дочитать успеет. Зато позже, вечером, фейри отомстил.
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.