Близнецы и их друзья отправились к пещере сразу, как придумали план. Алекс, не до конца уверенная в своих силах, не стала переправлять всех туда с помощью магии, поэтому они поехали верхом. Времени было в обрез, и лошади скакали на северо-запад галопом. Джек и Златовласка ехали на Овсянке, а Алекс с Коннером – на Овсе, который очень радовался, что его впервые взяли с собой. Отца Овса, крупного жеребца по имени Упряжка, привели из конюшен Центрального королевства для Агетты. Сев верхом на этого скакуна, прославившегося своим упрямством, она тотчас же наложила на него успокаивающее заклятие. Матушка Гусыня и Шапочка летели на Лестере, и гусю приходилось кружить над остальными, чтобы не опережать их. Матушка Гусыня взяла на себя роль проводника и время от времени кричала вниз друзьям, куда надо сворачивать. Ещё она воспользовалась удачной возможностью поиграть в сердечного врачевателя и попыталась «подбодрить» Шапочку историями о душевных ранах из своего арсенала. – Сколько раз меня у алтаря бросали – не сосчитать, – сказала Матушка Гусыня. – В тот день, когда я должна была выйти за короля Генриха VIII, он встретил Анну Болейн. Ясное дело, домой я пошла одна – свезло так свезло![1] – Это недавно было? – поинтересовалась Шапочка. Северо-западные горы находились не очень далеко от Центрального королевства, и друзья рассчитывали добраться до места к полуночи. Глядя на лошадей, скакавших во весь опор, Алекс начала скучать по тем временам, когда они с Корнелиусом за считаные минуты перемещались из одного конца страны в другой. Но она была рада, что единорог подружился с Руком. Чтобы скоротать время, Коннер стал рассказывать Алекс всё, что узнал о зелье-портале из бабушкиных записей. – Состав зелья довольно простой. Нужно сорвать ветку с самого старого дерева в лесу, найти перо самой красивой птицы, расплавленный замок и ключ, принадлежащий самому дорогому человеку. А потом нужно настаивать зелье две недели под лунным светом, после добавить капельку магии – и вуаля, зелье готово! – Всего-то? – спросила Алекс. – Состав такого сильного зелья должен быть гораздо сложнее. По сравнению с Заклинанием желаний, найти эти ингредиенты будет проще простого. – Ингредиенты скорее символичные, нежели вещественные, – заметил Коннер. – Видимо, когда бабушка его создавала, фантазия у неё разошлась не на шутку. – В этом и прелесть магии – она не подвластна науке, – сказала Алекс. После заката Матушка Гусыня заколдовала стайку светлячков, чтобы те освещали дорогу путникам внизу. Ровно к полуночи они добрались до пещеры. Алекс была благодарна Руку за подробную карту: без неё они никогда не нашли бы узкий и неприметный проход в пещеру сбоку скалы. Друзья спешились, Лестер приземлился неподалёку. – Овсянка, – обратилась к лошади Златовласка, – если кто-то кроме нас выйдет отсюда, скачите с Овсом и Упряжкой в лес и прячьтесь там, хорошо? Кремовая лошадь уверенно кивнула. Друзья подошли к пещере и остановились у входа. Матушка Гусыня потёрла ладони. – Что ж, как я говорила Льюису и Кларку, Северная Америка сама себя не исследует, – заявила она. – Вперёд! Матушка Гусыня, таща за собой напуганного Лестера, повела всех в пещеру. Внутри была кромешная тьма. – Здесь так темно и страшно, – проговорила Красная Шапочка. – А ты чего ожидала? Что тут люстры будут висеть? – проворчал Коннер. – Неплохая идея, кстати, – сказала Матушка Гусыня и свистнула. Тут же в пещеру прилетели светлячки и, сгрудившись всем роем у них над головами, превратились в подобие огромной люстры. – Хорошо придумал, парень. При появившемся неярком свете друзья увидели, что у пещеры очень высокий свод, но она не широкая. Украденные из замка книги тут и там лежали на полу. Друзья ходили по пещере и читали заголовки: – «Том Сойер», – сказал Джек. – «Большие надежды», – прочитала Златовласка. – «Гамлет»! – восторженно воскликнула Шапочка. – О-о-о! А давайте заглянем в «Гамлета»? Это моя любимая пьеса Шексбала! – Тебе на этой неделе трагедий не хватило? – осведомилась Матушка
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.