Отверженный
Часть IV 1774 гШестнадцать лет спустя
сказано. Последствия Великого пожара, обрушившегося на город в сентябре 1776 года, были видны и сейчас. Этот пожар, начавшийся с таверны «Бойцовые петухи», уничтожил свыше пятисот домов. Четверть города выгорела дотла, став необитаемой. Англичане, вскоре завладевшие Нью-Йорком, установили там военное положение. Они захватывали частные дома, размещая там британских офицеров. Церкви превратились в тюрьмы, казармы и госпитали. Пожар существенно подорвал дух ньюйоркцев. Куда ни глянь – на флагштоках и крышах краснокирпичных домов развевались флаги Британской империи. Я помнил, как здесь кипела и бурлила жизнь: под навесами шла бойкая торговля, кофейни и таверны были полны народа, в окнах мелькали улыбающиеся лица. Кое-где эти навесы виднелись и сейчас – грязные и рваные. Дома глядели черными глазами закопченных окон. Жизнь, естественно, продолжалась, но люди шли по улицам, больше глядя себе под ноги, чем по сторонам. Шли ссутулившись, опустив плечи, как будто что-то сгорело у них внутри. В такой обстановке разузнать о Бенджамине не составило особого труда. Оказалось, что он обитал близ гавани, в доме, где некогда располагалась пивоварня. – Надо бы все закончить еще до восхода солнца, – самоуверенно заявил я. – Согласен, – поддержал меня Коннор. – Я хочу, чтобы украденное имущество как можно скорее попало к нашим солдатам. – Я помню, что ты торопишься к своему, так сказать, кумиру. Ладно, это не мое дело. Идем. Мы быстро поднялись на крышу и некоторое время любовались странной красотой города, изуродованного пожаром и войной. – Хочу тебя спросить… – нарушил молчание Коннор. – Когда мы с тобой встретились в той церкви, ты же вполне мог меня убить. Что удержало твою руку? «Я мог убить тебя еще раньше, – подумал я. – Там, на площади, где тебя вешали. Я мог бы приказать Томасу, и он убил бы тебя прямо в тюрьме Брайдуэлл». Что удержало мою руку во всех этих случаях? Какой ответ мне ему дать? Может, я постарел и стал сентиментальным? А может, я тосковал по жизни, которой у меня никогда не было. Однако называть Коннору эти причины я не собирался, а потому, немного помолчав, коротко ответил: – Любопытство. Такой ответ отсекал дальнейшие вопросы на эту тему. – Может, тебя интересует что-то еще? – спросил я. – Да. К чему стремятся тамплиеры? – К порядку, – ответил я. – К тому, чтобы задать людям цель и направление к ней. Это твои собратья туманят мозги пустыми разговорами о свободе. Когда-то у ассасинов была более здравая цель – достичь мира. – Свобода и есть мир, – упрямо возразил Коннор. – Нет. Свобода – это приглашение к хаосу. Ты только посмотри на эту маленькую революцию, которую затеяли твои друзья. Я бывал на заседаниях Континентального конгресса, слушал весь их топот и крики. И каждый ратовал за свободу. Но по сути, это сплошной шум и никаких действий. – Не потому ли ты так превозносишь Чарльза Ли? – Ли гораздо лучше понимает нужды и чаяния будущей нации, чем все эти болваны и олухи, которые гордо называют себя ее представителями. – По-моему, ты предубежден против них, – усмехнулся Коннор. – Народ сделал свой выбор. Они предпочли Вашингтона. Ну вот, с чего начали, к тому же и вернулись. Я почти завидовал Коннору: у него был однозначный взгляд на вещи. Казалось, он живет в мире, свободном от сомнений. Когда Коннор наконец узнает правду о Вашингтоне (а это, если мой план удастся, случится довольно скоро), его мир… нет, не только мир, но и все идеалы рухнут. И если я завидовал сыну сейчас, его дальнейшая участь не вызывала у меня ничего, кроме сочувствия. – Народ ничего не выбирает, – вздохнув, возразил я. – Выбор был сделан кучкой привилегированных трусов, думающих только о собственном обогащении. Они собрались втайне и приняли решение, выгодное для них самих. В какие бы красивые словесные одежды они ни наряжали это решение, суть его не изменится. Пойми, Коннор: единственная разница между мной и теми, кому ты помогаешь, состоит в том, что я не произношу высоких слов, не говорю о своей любви к народу, а
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.