Право любви
Ярослава
она так испугалась? Ведь точно пока ничего не известно?! И раз они туда летят, значит, моряна уверена в благополучном исходе этого инцидента?! Каменные фигурки показались странно тёплыми, когда она сунула в кружку пальцы, взять наугад то, что подсунет судьба. Камешек попал в руку сразу, но был чуть другой на ощупь, чем так хорошо знакомая удача. Ярослава ухватила его, поднесла стиснутый кулак почти к лицу и, не дыша от напряжения, медленно разжала пальцы. Поражённый вздох сорвался с губ непроизвольно, всего чего угодно ожидала увидеть Ярослава, только не улитку или ракушку. Почти точное изображение всем известного существа, только завитки повёрнуты в обратную сторону. – Даже не знаю, что тебе сказать про неё, Славочка, – с сомнением крутила эту фигурку в сухих морщинистых пальцах прежняя хозяйка связки, – столько раз за свою жизнь бросала я кости, не счесть, а она не выпадала ни разу. Мне говорили, что вроде означает эта улитка то ли реформу, то ли переворот в судьбе, вот только в чьей? В государстве нашем и реформы были, и перевороты случались, да и в жизни моей чего только не было. И в Сибирь сослать собирались, и война по нам прокатилась… а ракушка молчала. Поэтому думай, как хочешь… а лучше, пусть она и не выпадает никогда. Слава стиснула зубы, бросила ракушку назад, в кружку, хорошенько потрясла и снова сунула пальцы. Камень опять сразу попал в руки, и сердце землянки на миг замерло, показалось, пальцы на ощупь узнают круглые, ребристые бока. Правила настрого запрещали выбирать или отталкивать то, что само идёт в руки, но женщина всё же попыталась осторожно схитрить. Ничего не вышло, все другие камни словно ускользали из-под пальцев, а в кружке стало гораздо теплее, чем раньше. С тяжёлым вздохом Ярослава вытащила назойливый камень и сразу заглянула в кулак. Так и есть, улитка. Ну и за то спасибо, что не череп и не орех с изъеденной сердцевиной, от души поблагодарила Слава кости и начала медленно нанизывать на шнурок. – Откуда они у тебя, – протянула руку любознательная моряна, но гостья резко отдёрнула кружку. – Не тронь! – выкрик против воли прозвучал испуганно и зло, и Ярослава сразу же почувствовала раскаяние. – Прости… не знаю, что со мной, но почему-то никому в руки давать это не хочется. Про предубеждение, вспыхнувшее именно против моряны, землянка говорить не стала, ссориться с теми, у кого в руках власть, – самое глупое дело. Особенно в её положении. – Понимаю, – серьёзно кивнула королева, – а сказать, какая подсказка выпала, ты можешь? – Плохого ничего не случится, – нехотя пробормотала Слава, – и ещё… возможно, нужно ждать перемен. – Ну и хорошо, – понимающе кивнула моряна, разглядывая гостью с неожиданным уважением. – А ты не хочешь принять моё подданство? – С Костей поговорю, тогда и решу, – вежливо отказалась Ярослава, всё больше чувствуя себя пятым тузом. Или джокером? Хотомар появился неожиданно, когда Слава уже едва не рычала от беспокойства. Свалился почти на голову, сбросил конец каната, сразу пойманный Ташем. Почти следом вниз полетела верёвочная лестница, и землянка ринулась к ней впереди всех. Влезла довольно быстро, хотя никогда раньше по таким не взбиралась, тревога и нетерпение просто толкали в спину. Когда добралась до дверцы, из хотомара протянулись мускулистые руки, ловко подхватили и вдёрнули внутрь, как репку. Оказалось, корзина наполовину забита увешенными оружием мужчинами, на вид очень суровыми и мужественными. Они помогли взобраться и Юнхиоле с морянами и как-то сразу определили своего в Таше, втиснувшемся в корзину последним. – С Хамшира? – прищурившись, чуть настороженно спросил самый старший, но Таш презрительно фыркнул. – С Зании, не видишь, что ли? – Вижу, – примирительно согласился тот, – но всякое бывает, на Хамшире кого только нет. Слава уже выяснила у Линел, что в этом мире живут три типа людей. Самые смуглые тут выходцы с Таджера, похожие внешностью на земных азиатов или японцев. Хамшир заселяют более светлокожие, темноволосые и кареглазые народности,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.