Брать с собой Зою и оголять тем самым прокуратуру, и так уже оставшуюся на время без начальства и следственного аппарата, шеф не разрешил. Задолго до подъезда к ювелирному магазину, где нас ждали четыре трупа, было понятно, что там — место происшествия. Я в жизни не видела такого количества милицейского транспорта всех мастей. Поодаль стояли три «скорые помощи», и, по-моему, была еще парочка пожарных машин. Когда мы вошли в магазин, Лешка присвистнул. Да, прав был шеф, пригнав сюда двоих следователей. На мой взгляд, не помешал бы еще и третий, судя по тому количеству ювелирных украшений, которое было вытащено из разбитых стеклянных витрин и разбросано по полу. Предстоящее описание кучи гильз, уже промаркированных криминалистами, было просто ерундовой работой по сравнению с бриллиантами и изумрудами, призывно сверкавшими в ожидании своего часа. Помимо того, что описание четырех трупов — занятие муторное и длительное, особенно если учесть обилие огнестрельных ранений, конечно, надо скрупулезно заносить в протокол подробные характеристики всего этого ювелирного богатства, чтобы потом было понятно, что именно взяли преступники, а что под шумок пытались прибрать к рукам патрульно-постовая служба и труповозы. В общем, при беглом взгляде на место происшествия я поняла, что не еду ни в какую Англию, а всю неделю сижу тут и осматриваю все это безобразие. — Кого хоть убили? — задал за моей спиной грамотный вопрос следователь Горчаков. На полу торгового зала лежали три тела, одно из которых, судя по темно-синей военизированной форме, принадлежало охраннику магазина. Рядом с ним ничком лежал еще один мертвый мужчина: жгучий брюнет, одетый очень хорошо и дорого. Голова его была вывернута в сторону, виднелись пышные чернющие усы. Поодаль, ближе к витринам, располагался труп женщины. Даже сквозь рваные огнестрельные раны и кровь было видно, что при жизни она была молода и хороша собой. Впрочем, в таких нарядах и при таком уходе за собой каждая мартышка будет хороша и привлекательна. За прилавком находился четвертый труп — молоденькой продавщицы, судя по форменному халатику. Начальник уголовного розыска отрапортовал, что большие люди из ГУВД только что уехали организовывать работу и что никаких свидетелей происшедшего нет. — Что, вообще? Так не бывает, — возразил ему Горчаков. Начальник розыска развел руки. — Мы уже все тут прочесали. В момент нападения в зале были только охранник и продавщица. Да еще два покупателя зашли. На свою беду. — Он показал глазами на трупы. — Работники магазина услышали выстрелы, в зал выходить, естественно, побоялись, стали вызывать милицию. Приехала группа захвата, а тут уже трупы валяются. — А на улице? — пристал Горчаков. — А что на улице? Магазин за углом от оживленной трассы, здесь даже машины не паркуются. Никто ничего не видел. А если кто чего и видел, так давно разбежались. — То есть мы даже не знаем, сколько народа магазин грабило? — вступила я. — Получается, что так. — И машин отъезжавших никто не
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.