По РУБОПу бродили мрачные борцы с организованной преступностью. Им только что вручили предписания об увольнении, с тем, чтобы оптимизировать эту самую борьбу. Оптимизация должна была выразиться в том, что треть сотрудников вольются в структуру Оперативно-розыскного бюро, а две трети — в структуру криминальной милиции. Я подумала, что мои вопросы может решить только кто-нибудь из руководства, вернее, из бывшего руководства. Новое еще не назначили, а старое пребывало в истерическом ожидании и борьбой с оргпреступностью не занималось. Вот и пусть поработают на прокуратурские нужды и хоть так поучаствуют в охране правопорядка. Зайдя к одному из замов начальника упраздненного Управления, я поставила перед ним на стол бутылку лимонада. — Подлизываешься? — поднял он на меня глаза. Я пожала плечами. — Холодненькая… Замначальника потрогал бутылку. — Что, стукнул кто-то? — Ты о чем? — Ну, что якобы я пил вчера… Так я не пил. — Да нет, я просто так. — Ага, рассказывай, — пробурчал он, взял бутылку и жадно стал пить прямо из горлышка. — Давай сначала на светские темы, — предложила я ему. — Я что-то плохо понимаю, в чем будет заключаться оптимизация? — Не ты одна. — Тогда зачем это все? Замначальника тяжело вздохнул и выбросил пустую бутылку в корзину для бумаг: — Чтобы быть ближе к земле… — Слушай, ну ты-то понимаешь, что ровным счетом ничего не изменится? — А нужно что-то менять? — неискренне удивился он. — Ну если тебя интересует мое мнение, — начала я. — Валяй, — милостиво согласился он, — все равно делать нечего. — Ладно, я тебе расскажу свою концепцию вашей работы. Ваша проблема в том, что РУБОП с его раздутыми штатами практически дублирует не только уголовный розыск, но еще и Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Вы реализуетесь по убийствам, по экономическим преступлениям, то есть по делам линии уголовного розыска и ОБЭПа. — Не только, — довольно прищурился замначальника РУБОПа. — Мы еще и УБНОН подменяем. Девяносто процентов сводок, данных в этом году, повествуют о ликвидации организованного преступного сообщества, занимавшегося сбытом наркотических средств. Сообщество, как правило, состоит из двух-трех малолеток. — Вот видишь. При этом угрозыск и ОБЭП вы воспринимаете как конкурентов и даже информацией с ними не делитесь… — Так им зачем информация? Они ж ее продают, — оживился мой собеседник. — Ну, положим, не всегда. И справедливости ради нужно сказать, что рубоповцы тоже этим не гнушаются. — Зато мы всех своих наперечет знаем, — усмехнулся замначальника РУБОП. — Кто «тамбовцам» сливает, кто «могиловским»… — Да, это вы молодцы. Кстати, могу подарить рационализаторское предложение: при формировании новых структур можете людей в отделы объединять по признаку, кто от кого деньги получает. Будет у вас «тамбовский» отдел, «казанский» и прочие. И никакой путаницы, а то сейчас не дело — в одном подразделении и «пермские», и «артуровские». — Не отвлекайся, — поморщился визави. — Как скажешь. Так вот:
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.