Неся в себе страшную тайну о коррумпированных людях президента (во что я, кстати, не поверила, это очевидная «разводка») и про космические взятки в размере полумиллиарда долларов, я забежала на рынок и долго выбирала продукты подешевле. Принесясь домой, я срочно сделала заготовки для праздничного ужина, и тут раздался звонок в дверь. Регина. Она скинула туфли и спросила: — А чем ты собираешься его удивлять? — Да, это хороший вопрос. Я задумалась. Иностранца икрой кормить уже не смешно, в зубах навязло. Тут я хихикнула. — А чего ты смеешься? — подозрительно прищурилась Регина. — Вспомнила одну смешную штуку. По телевизору рассказывала женщина — метрдотель какого-то ресторана… — Ну-ну? — поторопила Регина. — Она пыталась иностранцу объяснить, какая рыба имеется в меню. Там была отварная осетрина, она говорила — рыба, а он спрашивал, какая. Она не знала, как по-английски будет осетрина, и вышла из положения — сказала: «Мать черной икры». Он понял и попросил: «Хорошо, пусть будет мать черной икры, только, пожалуйста, без жареного Чипполино…» Регина нервно рассмеялась: — Ха-ха, но между прочим, до прихода твоего комиссара Каттани осталось меньше двух часов. Что это ты жаришь-паришь? — Она показала на кружочки баклажанов, нарезанные, посоленные и сложенные горкой под тарелку, чтобы с них стек горький сок. — Это будут медальоны с овощной икрой. Я их сейчас обжарю на постном масле, потом сверху на каждый медальончик положу пассерованные овощи — ну, лук нарезанный, морковку, помидоры, в общем, что найду. Кетчупа добавлю, сверху зеленью посыплю. Можно еще сделать уксусную заправку: в воду с сахаром — ложку уксуса, еще чесночок выдавить, будет остренько… — Понятно, — прервала меня Регина, стаскивая с меня через голову фартук и повязывая его себе. — Учись, детка, как надо. Медальоны — это баловство. Баклажаны режем кубиками, — и она безжалостно покромсала медальонные заготовки, — и жарим их вместе с другими овощами. И кладем на блюдо горкой. Так гораздо быстрее. А ты пока зелень нарежь… Когда Регина выложила на блюдо опошленные баклажаны с овощами, я щедро посыпала их зеленью и вынуждена была признать, что эстетика блюда не слишком пострадала, зато время его приготовления сократилось вдвое. — Скажешь, что это называется «сотэ», — наставляла меня подруга. — Теперь второй вопрос: что вы будете пить? Ты должна поразить его воображение. — Ты думаешь? — тоскливо спросила я. — Безусловно. Посмотрим, чем ты располагаешь. Регина бесцеремонно залезла в кухонный шкафчик, где у меня стояла стеклянная посуда. Обозрев наличность, она вздохнула: — Понятно. А что у тебя на десерт? — Сыр, — робко призналась я. — Отлично. Подашь белое сухое вино. — А где я его возьму? В магазин я уже не успею. Я купила водку и коньяк. — На, убогая. — Регина протянула мне принесенный ею пакет. Там звякнули друг о друга две бутылки белого вина, названия которого я даже не слышала. — Это хорошее южноафриканское вино, — пояснила Регина. — Что ты скорчила лицо? — Я просто
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.