что предъявить в свою защиту. При виде спрыгнувшего вслед за мной Гробура хозяева убедились, что опасаться нечего, опустили оружие и вышли из-за колонн. После чего навстречу герцогу выступило двое подобных ему громил, облаченных в легкие боевые доспехи и с прицепленными к поясам энергетическими мечами. По их изысканной отделке можно было судить, что носители мечей тоже обладают благородными титулами и, судя по всему, заправляют в Силарог всеми делами. Сначала Гробур и парочка меченосцев обменялись почтительными поклонами, а затем компаньон заключил по очереди в скупые объятия каждого из высокопоставленных собратьев. Прочие ящеры одобрительно зафыркали и загалдели. Стало понятно, что герцогу здесь рады, и следовательно, задуманное Карадором предприятие можно считать успешно завершенным. Единственным из присутствующих, кто не испытывал по этому поводу радости, был я. Продолжая топтаться неподалеку от троицы благородных брайхорнцев, я ощущал себя жертвенным ягненком, которого приволокли на заклание и привязали у алтаря дожидаться своей плачевной участи. Невольно пришедшее на ум сравнение подтвердилось, когда двое выступивших из толпы ящеров, повинуясь распоряжению моего теперь уже бывшего компаньона, грубо подхватили меня под руки и поволокли прочь из колонного зала. Я понадеялся было, что Квиримот вступится за мастера и устроит хозяевам крутую головомойку, но, очевидно, мутадемон не имел права преступать заложенные в него биоинженерами конкретные ограничения. Если противоугонную самооборону он еще мог себе позволить, то открывать самостоятельно огонь по целям «Ледяному взрыву» строжайше запрещалось. Даже отдай я ему сейчас соответствующую команду, он бы ее не исполнил. Биоинженеры Лиораха не настолько беспечны, чтобы наделить прирученного демона свободой действий. Это было равносильно тому, как если бы на вольную охоту отпустили дрессированных цирковых хищников и надеялись, что после этого они вернутся в клетки и вновь позволят стегать себя кнутом. Активировать бортовое вооружение Квиримота мог лишь управляющий им погонщик и только посредством нейроконтакта. Безусловно, здравая мера безопасности, но иногда, как, например, сейчас, приходится сожалеть об ее излишней бескомпромиссности. – В чем дело?! – возмутился я, увлекаемый конвоирами куда-то во мрачные глубины Силарог. – Гробур! Как это понимать?! – Так и понимай, тонкокожий, – отозвался герцог, направляясь следом за нами вместе с остальными братьями. – Твоя миссия завершена. Мы освободили тебя с каторги – ты пригнал нам «Ледяной взрыв». Больше никто никому ничего не должен. – Эй, а как же моя награда?! Ты лично обещал, что я получу награду и смогу отправляться на все четыре стороны! – Мой незавидный конец был совершенно очевиден, но я успел свыкнуться с высокой вероятностью такого исхода и потому не слишком удивился. Злость и раздражение – вот что переполняло меня сейчас. – Брайхорнец может обещать тонкокожему все, что угодно, а потом нарушать эти обещания, – пояснил Гробур. – Брайхорнец
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.