его поломка из-за контакта с моим разрушительным для электронной техники телом была вопросом ближайших минут. Мне следовало во что бы то ни стало выбираться на сушу, иначе мои высушенные в бункере Трюфеля комбинезон и ботинки опять промокнут, а у меня и без этого проблем предостаточно. И вряд ли в обозримом будущем их количество уменьшится. Скорее наоборот, поскольку проникновение на полигон станет не победой, а еще только объявлением войны Давиду Талерману и его заокеанским покровителям. Мы не знали доподлинно, где в коллекторе оборудован причал для подлодки. На виртуальном макете «Альтитуды» имелось лишь одно подходящее для этого место, и мы были почти уверены, что именно там Умник с «гарантами» грузятся на субмарину и покидают ее. А значит, там же у них должен быть оборудован охранный пост. И ни разминуться с ним, ни проплыть мимо него под водой нам не удастся. Из коллектора поток воды утекал прямиком к охладителю реактора, куда нам, естественно, путь был уже заказан. Благо хоть коллекторный зал оказался достаточно просторным, и нам не пришлось выныривать прямо под носом у охраны. Выключив двигатель «каракатицы», мы оставили ее на дне канала, возле первой развилки. И, остерегшись всплывать сразу всей компанией, отправили сначала на поверхность одну Динару. Наметанные глаза следопытки сразу засекут угрозу, где бы она ни таилась. А также укромные уголки, в которых мы могли бы оборудовать для себя плацдарм. Мы же видели пока всего ничего — лишь горящий наверху свет. Не яркий, но хорошо заметный из-под воды. Сомнительно, чтобы он горел здесь постоянно — зачем нынешним хозяевам полигона упрощать задачу пытающемуся вторгнуться к ним потенциальному противнику? Судя по всему, освещение в коллекторе работало в ожидании возвращения подлодки, чьи рейды, по данным «Гермеса», никогда не длились более часа. Арабеска вернулась к нам довольно быстро, примерно через минуту. И, поманив нас за собой, заставила проплыть еще с десяток метров вдоль отвесной бетонной стены — той, что тянулась по левую руку от нас. Куда мы движемся, выяснилось после того, как перед нами возник какой-то толстый трубопровод. Он выходил на край канала, затем погружался в него и исчезал в сумраке где-то у самого дна. Нас интересовала не труба как таковая, а железные кронштейны, крепившие ее к стене. По ним мы могли вылезти наверх, словно по стремянке, и продолжать оставаться за этой преградой, если по нам откроют огонь из другого конца зала. По молчаливому общему согласию первым, сбросив ласты, канал покинул я. Мой скафандр неумолимо разрушался, и тоненькие струйки воды уже просачивались мне в рукава и за шиворот. Я выбрался на поверхность, перевалился через край бетонного русла и старался не высовываться из-за трубопровода, немедленно откатился подальше, чтобы освободить место идущим следом товарищам. Влага скатывалась с нанопленки еще лучше, чем с промасленной бумаги, так что мокрых пятен за нами не оставалось. Что ни говори, а это купание понравилось мне больше предыдущего. Хотя
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.