чем это вы толкуете? — оживился доктор Зеленый Шприц. Он заслышал милые его сердцу научные термины, но явно с трудом понимал предмет разговора. — Этот опасный господин со смешным именем Трюфель — самый настоящий редупликант, — пояснил Пожарский. — И он представляет собой, по сути, одну из вершин современного научного прогресса. Человек, чье тело подверглось сложнейшему усовершенствованию на атомарном уровне. Однако живи он в старину, его нарекли бы иначе — оборотень. Вы полагаете, друзья, что перед вами — маленький тщедушный человечек безобидной наружности? Как бы не так! Стоит лишь ему силой мысли подвергнуть клетки своего тела выборочной наномодернизации и редупликации, как через миг перед вами может стоять кто угодно: хоть двухсоткилограммовый сумоист-японец, хоть голубоглазый блондин-скандинав, хоть престарелый негр, хоть двадцатилетний пуэрториканский гангстер. Кстати, Трюфель, раз уж ты не отрицаешь свою многоликую сущность, так, может быть, покажешь, как меняешь ипостаси? В знак того, что ты нам доверяешь. Просто очень уж хочется узреть этот удивительный процесс собственными глазами. — Покажу, — не стал отнекиваться комбинатор и добавил: — Но только не здесь, ладно? Я уже говорил Мангусту, что неподалеку отсюда у меня есть убежище, где вы могли бы немного передохнуть и перекусить. Поэтому милости прошу, так сказать, к нашему скромному шалашу… Логово «Гермеса» являлось вовсе не шалашом, а маленьким укромным бункером, расположенным под руинами мегамола к западу от моста. Вряд ли Трюфель привел нас в штаб-квартиру или командный узел, откуда он координировал свои операции и выходил на связь с «центром». Судя по небольшому количеству имеющегося здесь оборудования, мы очутились на полевой точке, предназначенной для наблюдения за Химкинским Городищем. Вход в бункер был диаметром всего с канализационный колодец и упрятан так, что надо было знать его точные координаты, чтобы отыскать его с помощью спутникового навигатора. И даже найдя этот лаз, вы могли легко усомниться в том, что это именно он. Люк Ведомственного убежища был замаскирован под застывшую лужу расплавленного асфальта, которые встречаются в Зоне чуть ли не на каждом шагу, и слишком уж напоминал ловушку «Чертова топь». Поэтому не вызывал ни малейшего желания проверять, так оно на самом деле или нет. Внутри тесного, поделенного надвое подземного помещения, помимо пульта и голографических мониторов, обнаружились также кондиционер, микроволновка, оружейная пирамида и трехъярусные нары. Во второй комнатушке, поменьше, имелись душ и туалет. Наверняка под душевой кабиной, за пирамидой или под нарами наличествовал потайной лаз, ведущий в метро или канализацию. С трудом верилось, что мнительная шпионская братия заточала себя в каменном мешке, не оборудованном аварийным выходом. Никто из оперативников «Гермеса» за нами в бункер не последовал, продолжая упорно не попадаться нам на глаза. Фактически мы добровольно спустились в западню, куда я ни за какие коврижки не сунулся бы, не будь с
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.