Ведомственный оперативник-комбинатор походил на другого известного мне комбинатора — Остапа Бендера — не более, чем я походил на настоящего мангуста. Облаченный в такой же, как были у его позавчерашних головорезов, легкий комбинезон, этот странный тип, однако, во всем остальном разительно от них отличался. Забегая чуть вперед, скажу — я предполагал, что нам опять придется разговаривать со скрытным, суровым субъектом, из которого лишнее слово клещами не вытянуть. Но на поверку комбинатор оказался весьма компанейским парнем и источал дружелюбие, назвать которое показным было даже как-то неудобно. Само собой, мы осознавали, что имеем дело со втирающимся к нам в доверие первоклассным артистом и лицемером. И тем не менее общаться с ним было не в пример приятнее, чем с любым другим чистильщиком. Кроме, пожалуй, нашего с Мерлином «жженого» приятеля из Чернобыля, пропойцы-капитана Матвея Коваленко. Внешность у комбинатора была вполне заурядная и в отличие от его подчиненных совсем не боевая. Он чем-то походил на худосочного доктора Свистунова, разве что тот был выше ростом. Командира Ведомственной разведгруппы тоже можно было бы легко принять за сбившегося с маршрута аспиранта, которых полно в здешних научных лагерях. И если бы, вытащив меня из полыньи, он представился мне именно так, честное слово, я бы ему поверил. Потому что, глядя на узкие плечи, тощие кривые ноги, оформившееся брюшко, залысины и прыщавое лицо этого типа, сложно было догадаться, что перед вами — злобный разжигатель войн из разведывательного отдела «Гермес». — Я тебя умоляю: давай обойдемся без бряцания оружием! — отмахнулся он, когда я, очутившись на берегу, тут же взял его на прицел дробовика. Сказав это, комбинатор как ни в чем не бывало повернулся ко мне спиной и взялся сматывать трос на автоматической мини-лебедке, которую мой спаситель закрепил между камней. Его автомат лежал неподалеку, но он к нему даже не притронулся. — Кто ты такой? — спросил я, вставая на ноги, но не торопясь убирать оружие. — Ты знаешь, — не оборачиваясь ответил «аспирант». — Позавчера, на вокзале, твой друг Мерлин предложил мне встретиться с вами лично. Конечно, если сначала я сумею вас отыскать. Что ж, честная сделка… Я принял условия вашей игры и, как видишь, выиграл. И теперь рассчитываю, что вы выполните свою часть нашей заочной договоренности и позволите мне обсудить с вами кое-какие вопросы. Они важны для меня, но, уверен, будут небезынтересны и для вас. — Так, значит, ты и есть тот самый «Гермес»? — заключил я, озираясь в поисках держащих меня на мушке головорезов. Которых, естественно, нигде не обнаружил. Но в том, что они наверняка прячутся поблизости, я не сомневался. — Называй меня лучше как-нибудь по-сталкерски, — попросил комбинатор. Видимо, он не желал, чтобы мы произносили не предназначенные для упоминания всуе имена и термины. — Как думаешь, какое прозвище мне бы дали в Зоне, будь я одним из здешних бродяг? Казалось бы, незамысловатый вопрос. Но, учитывая ситуацию, в какой он был
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.