…А еще в Чистилище, вопреки укоренившимся стереотипам, было чертовски холодно, царила разруха и повсюду лежал снег. Прямо как зимой в Новосибирской локации Пятизонья, откуда я отправился в Ад с короткой прощальной остановкой на Мадейре — острове моей светлой, но, увы, несбывшейся мечты… Впрочем, это были последние иллюзии, посетившие меня перед тем, как я полностью избавился от них и понял, где на самом деле нахожусь. А находился я там же, где и был захвачен врасплох лишившей меня сознания масштабной галлюцинацией. И даже времени с того момента утекло совсем немного: двадцать, максимум двадцать пять минут. Солнце, светившее мне в левое ухо, когда я и Тиберий подступили к «Лототрону», прошло по небу всего ничего и продолжало освещать все тот же сектор купола. Однако то, что творилось сейчас под этим солнцем вокруг нас, мне здорово не понравилось. Низвержение в Ад, как вы уже поняли, было для меня в очередной раз отложено. Но то, что я узрел по возвращении в реальность, выглядело немногим лучше геенны огненной. Пока внезапно представший предо мной полковник Хряков держал меня на мушке «Карташа», двое его бойцов нацепили мне на шею железный ошейник с полутораметровой цепью, и не успел я рта раскрыть, как меня уже тащили за эту цепь куда-то волоком по снегу. Благо, недалеко — шагов десять, не больше, — и когда я начал возмущаться этим неприкрытым произволом, никто уже не попирал подобным насилием мое человеческое достоинство. Чего нельзя было сказать о моих правах и свободах. Не прошло и суток, как мы дали деру от «Светоча», а на мне опять постылые кандалы, в которых Грободел обычно вывозил меня на полевое тестирование. Ладно, хоть сегодня я не был раздет до трусов, и более того — даже не заключен в наручники, — и на том спасибо. На сей раз степень моей свободы ограничивалась… доктором Свистуновым. Чистильщики пристегнули его в качестве кандальной гири к другому концу моей цепи за такой же ошейник, после чего ключ от наших допотопных механических оков был отдан лично Хрякову. А мы с Зеленым Шприцом не могли отныне отойти друг от друга более чем на полтора метра. Какой уж тут побег! Сноровкой и выносливостью Тиберий не блистал, а после того, как сломал руку — в особенности. К тому же длина цепи была выверена так, что это исключало с моей стороны любые рывки и резкие движения. Одно утешало: в отличие от своих средневековых аналогов эти кандалы были отделаны изнутри специальным материалом, не натирающим кожу и не позволяющим железу примерзнуть к ней на морозе. Почему меня не сковали вдобавок наручниками, выяснится чуть позже. А в эти минуты я, очнувшись от наваждения, выяснял, что здесь стряслось в мое, скажем так, ментальное отсутствие. Однако были среди плохих новостей и хорошие. Такие, какие в моем горестном положении пролились на мою душу натуральным бальзамом. И пока бойцы Хрякова собирали останки погибшей экспедиции, демонтировали оборудование и снимали лагерь, Свистунов вкратце поведал мне обо всем, что я ненароком проворонил по вине
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.