Чем дальше в лес, тем больше дров… Или, если перевести эту допотопную пословицу на привычный мне язык: чем больше раскочегаривал я локомотив моей операции, тем все больше народу гибло у него под колесами. Привычная, в общем-то, закономерность. По мере того как я подбирался к кульминации своего действа, ценность вовлеченных в него людей неуклонно падала, и на финишной прямой я не давал за их сохранность даже ломаного гроша. Особенно если это касалось такого местного отребья, как наемники. А впрочем, разве мое отношение к ним являлось несправедливым? Эти головорезы, презрев риск, с легкостью отнимали за деньги чужие жизни. Я же щедро платил им за право воспользоваться их жизнями по принципу одноразовых шприцов или стаканчиков. Ну а то, что после такой работы наймиты уже не насладятся полученной за нее наградой – их проблемы. Что поделаешь, издержки наемничьего бизнеса. Когда ты берешь в руки оружие, желая подзаработать, всегда надо иметь в виду, что у человека, в которого ты собрался стрелять, может быть аналогичный «бизнес-план». И что взявший тебя на мушку конкурент, возможно, окажется в итоге более удачливым предпринимателем, нежели ты… Единственная препона, которая могла остановить Мангуста от вторжения в «Ласточку» или на «Чауду», – это то, что он там никогда не был и потому не знал внутреннего плана этих укреплений. Я не обладал способностью внетамбурной телепортации, но вполне мог себе представить связанные с ней трудности. К примеру, опасность прыгать сквозь пространство наугад, в совершенно незнакомое место. Угроза вынырнуть после такого прыжка внутри стены, камня, биомеха или человека Хомякову явно не грозит, а иначе он влипал бы в подобные неприятности даже в тех местах, где прежде бывал десятки раз. От этого его, видимо, оберегает та же сила, какая помогает ему путешествовать по Пятизонью – «Кладезь» Талермана. Мангуст мысленно вводит в генератор координаты места назначения, и тот регулирует переброску таким образом, чтобы телепортируемый очутился в свободной от разного рода помех точке заданного пространства. Однако об обычных опасностях, какие могут подстерегать «прыгуна» по прибытии на место, «Кладезь» его не предупреждает. Я понял это, когда Мангуст хотел меня прикончить и телепортировался на известную ему нашу московскую точку «Ларго». Куда он ни за что бы не сунулся, если бы знал, что там – гибельная западня. Я мог уничтожить заминированную «Ларго» с помощью дистанционного детонатора и навечно замуровать останки Хомякова в бетонном склепе глубоко под землей. Но поскольку этот тип был для нас ценной фигурой, то я ограничился лишь видеонаблюдением за ним и позволил ему уйти. Так что это я спас его в тот день от смерти, а не «Кладезь», который забросил Мангуста прямиком в начиненный взрывчаткой бункер. Вот и сегодня, как бы ни чесались у Мангуста руки нанести по гипотетическим врагам Умника превентивный удар и взорвать торпеды, пока их не вывезли с «Чауды», наш вездесущий противник наверняка придержит этот план на крайний
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.