Ипат не стал соскакивать с троса сразу, как только спустился по нему, а предпочел сначала хорошенько на нем раскачаться. Зачем он это делает, я смекнул, когда увидел, в какую сторону соратник раскачивает маятник, на конце которого он повис. В месте, куда вознамерился приземлиться прыгун, стояла массивная плосковерхая тумба. Она являлась не то противоударным корпусом какого-то агрегата, не то подставкой под оборудование, так и не установленное в отсеке. Впрочем, мнемотехнику это было без разницы. Главное, возвышаясь вровень с генератором, тумба позволяла сократить высоту Ипатова прыжка почти на треть. И, как следствие этого, уменьшить риск получить при соскоке травму. При удачном попадании, разумеется. Имея за плечами опыт подобной воздушной акробатики, я расценивал шансы Ипата на успех как неплохие. Он уже доказал, что способен задействовать весь потенциал своих имплантов, и даже простреленная рука почти не влияла на его искусственно усиленную сноровку. Нужно, чтобы только узловик совладал с коварной инерцией. При приземлении по такой траектории она неизбежно попытается сбросить его с плацдарма, на который он десантировался. – Давай! – гаркнул соратник во все горло, когда колебания его маятника стали достаточно размашистыми. А затем при движении вперед отцепился от троса, сделав это в момент максимального разгона, на полпути к верхней мертвой точке. Кричал Ипат не от куража, хотя сейчас его кровь наверняка бурлила от переизбытка адреналина. Команда «Давай!» предназначалась мне, уже сидящему у вентиляционного отверстия с «душегубом» наготове. Как ни хотел я проконтролировать прыжок соратника, пришлось отвлечься и переключить внимание на рассыпавшихся по залу сталтехов. Их следовало удерживать подальше от мнемотехника до тех пор, пока это возможно. С учетом их недюжинной прыти задача сложная. И потому прочие гранаты Ипат забрал с собой. Больше одного гранатометного барабана мне не расстрелять – его перезарядка отнимает слишком много времени, но оставшиеся боеприпасы могли еще сослужить нам хорошую службу. Первыми тремя гранатами я накрыл позиции сталтехов, которые засели близко к тумбе и уже высовывали головы, вычисляя, что мы замышляем. Убить, правда, никого не убил, но я к этому и не стремился. Взрывы все равно прогремели в стратегически важный момент – когда прыгун очутился на облюбованном плацдарме. И вместо того, чтобы нестись толпой к диверсанту, пока тот не мог защищаться, противникам вновь пришлось попрятаться за укрытия, давая тем самым ему возможность твердо встать на ноги. А вот этого у Ипата, к сожалению, не получилось. Траекторию прыжка он рассчитал верно. И с инерцией бы справился, окажись тумба хотя бы раза в полтора шире. Коснувшись ее ботинками, рыцарь с ходу перекувыркнулся через плечо, дабы смягчить приземление, а затем снова встал на ноги. И все бы ничего, но произошло это уже на самом краю площадки. Она закончилась, а увлекающая соратника инерция еще не иссякла. Ипат был вынужден сделать этот предательский шаг и
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.