И снова после драки со мной везунчик Ипат оставался жив. Но вот наконец-то пробил час, когда его удача иссякла. Именно здесь, на пороге Ангара, я собирался полностью аннулировать карт-бланш на выживание, выписанный мнемотехнику возлюбившей его непонятно за что Фортуной. – Не зажигай свет, пока не подам сигнал! – наказал я Дюймовому, ищущему на ощупь в ранце Арабески фонарь. – Иди-ка лучше к Динаре и проверь, как бедняжка себя чувствует. И, ради бога, не хватайся больше за гранатомет, что бы тебе в темноте ни почудилось! Ясно? – Так точно, Геннадий Валерьич! Яснее не бывает. А сами-то вы куда? – бодро отозвался Жорик, все еще пребывающий в эйфории от своей победы над Раптором. То, что верхом на биомехе ехал Ипат, напарник не знал, а я ему об этом пока не сообщил. Но собирался с минуты на минуту порадовать героя, принеся ему в качестве приза за меткую стрельбу рыцарскую голову. – Скоро вернусь и все расскажу, – не вдаваясь в подробности, отмахнулся я. – Надо доделать кое-какое срочное дельце. Без свидетелей. – Что ж, ладно, идите, раз подперло. Я бы и сам не прочь килограмм-другой «балласта» сбросить… Ну, вы понимаете, какого, – многозначительно усмехнулся сталкер и, выставив перед собой руки, побрел в темноте на поиски Динары. Судя по доносящимся до нас ее возне и бормотанию, она уже пришла в себя и пыталась понять, что здесь происходит. Судя по ехидным намекам Жорика, он явно решил, что я собираюсь удалиться, чтобы справить большую нужду. Ну да, конечно: о чем еще может наш простофиля сейчас подумать! Хотя, в принципе, он прав: облегчиться после каскада таких потрясений и впрямь не помешало бы. Но это подождет. Сначала я должен срочно облегчить мнемотехника. Аккурат на столько, сколько весит его голова. За ней я, сменив револьвер на нож, первым делом и отправился. В заполненном беспросветным мраком тоннеле было не так много объектов, чтобы мое алмазное око не определило, какая аура какому из них принадлежит. Сорвавшийся с Раптора Ипат лежал на полпути между мной и останками подбитого монстра. Или, точнее, уже не лежал, а ползал на четвереньках, пытаясь закрепить на руке слетевший с нее при падении армган (купленный, надо полагать, вчера на Обочине взамен испорченного мной излучателя). Узловик понемногу приходил в себя после жесткого столкновения с тоннельным полом, но встать на ноги еще не мог. Я двигался предельно тихо, однако при моем приближении Ипат забеспокоился. Он повернул голову в мою сторону и еще суетливее завозился с оружием, кажется, пытаясь его перезарядить; трудно сказать это наверняка, ведь в темноте я видел рыцаря лишь как ауру человекообразной формы. Все понятно: у него имелись импланты ночного видения, посредством которых он меня и засек. Но пережитое им падение все еще сказывалось на координации Ипатовых движений, не позволяя ему привести армган в боеготовность. Смена батареи – операция, какую сталкеры в обычном состоянии проделывают на счет раз-два-три, – для пребывающего в нокдауне узловика оказалась крайне
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.