Рип явно хотел преподнести нам сюрприз и намеренно не сообщил о том, что найденная им металлическая площадка – не лифт, а одно из местных средств транспорта. Причем принадлежало оно не обычному чемпиону, а самому Фебу, который, по всем предпосылкам, должен был уже отправиться в долгое путешествие от границы Вселенной к ее центру – отныне недостижимому для чемпиона Ядру. Это обстоятельство позволило нам прибрать к рукам бывшую собственность координатора – весьма редкую и ценную модель светопланера… Ну, или как еще обозвать летательный аппарат, который, несмотря на внушительный вес, мог парить в световых потоках, будто бронированный ковер-самолет? Если бы Феб не канул в Беспросветной Зоне, мы, разумеется, ни за что не сумели бы воспользоваться его персональным средством передвижения. Но как только чемпион исчезал из Ядра, согласно местным законам, все его нажитое непосильным трудом имущество автоматически превращалось в бесхозное. И, как следствие этого, могло распределяться по вполне справедливому, на мой взгляд, правилу, что в земной интерпретации гласило: «Кто первый встал, того и тапки!» К кому из чемпионов в дальнейшем перекочевали тапки несчастного Феба, мы понятия не имели, но светопланер координатора по праву достался пройдохе Рипу. Впрочем, нам завидовать ему было бессмысленно. Мы – шатуны – все равно не смогли бы освоить даже азы «ментального» управления чемпионской техникой. Вопреки ожиданиям, левитирующая платформа отправилась не вниз, а воспарила над Юдолью и начала стремительный подъем вдоль отвесного бока гасителя. Рип еще на террасе предостерег нас, чтобы мы не маячили по платформе, а присели, поскольку вряд ли наши хрупкие организмы испытывали когда-нибудь подобного рода перегрузки. Что адаптер имел в виду, мы поняли практически сразу, как только отправились в путь. Траектория полета светопланера менялась порой непредсказуемым, а зачастую и вовсе иррациональным образом. Ни один из земных летательных аппаратов не сумел бы воспроизвести подобные маневры. На такое были способны, пожалуй, лишь летающие тарелки да уже упомянутый мной ковер-самолет. В общем, получалась та же картина, что и с уборщиками. Разве только их можно было дезориентировать погружением в иную реальность, а искусственный светопланер – нет. Он подчинялся законам Ядра независимо от того, что сейчас фактически находился не в нем, а в Трудном Мире, где запущенные в воздух многотонные стальные плиты если и летали, то очень и очень недолго. На нас же инерция и прочие земные «прелести», обязанные ощущаться при таком головокружительном пилотаже, воздействовали в полной мере лишь до тех пор, пока Концептор не высох и его излучение не вернулось к исходному. Это случилось еще до того, как мы перемахнули через хребет гасителя, и выразилось в исчезновении встречного ветра вкупе с тошнотой. И хоть вставать в полный рост и ходить по мечущемуся, словно перепуганная муха, светопланеру, мы пока не рисковали, крепкий иммунитет к морской болезни придал нам столь необходимый сейчас
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.