тебя не заметят? Зачем тогда вообще сунулся в Юдоль и божился, что выбрал наиболее безопасную дорогу? – За лохов нас держал! – поддакнул Паша. – Хотел друзей Фебу продать! В обмен на амнистию! Думаешь, мы не знаем, что твоя байка про восстановление Трудного Мира – полная лажа? – О чем таком вы говорите! – возмутился Рип. – Я что, похож на безумца: вести вас в Юдоль – место, где таким, как мы, следует появляться в последнюю очередь? За мембраной, через которую мы прошли, должен был находиться район «окраины», куда выходили несколько служебных транспортных каналов. Я планировал с вашей помощью открыть в них проход и, пока на нас не началась облава, добраться по этим каналам до центра. Я отлично знаком с транспортной системой, поскольку раньше не раз пользовался ей. Это был отличный план, и он бы непременно удался, кабы не фатальное стечение обстоятельств. Откуда мне было знать, что в том районе, как назло, патрулируют гасители? Через мембрану это не определишь, а назад от них в распределительный узел не скроешься, поскольку во время патрулирования все узлы берутся Фебом на контроль и при надобности блокируются. Попасть в зону проверки может каждый, а вот выйти – уже нет… Да, вам есть, за что меня ненавидеть! Едва я понял, что все кончено, то понадеялся, что в одиночку успею добежать до светового канала, – а вдруг повезет и у меня еще получится в него проникнуть и скрыться? Но, как видите, не успел… Ну что, отправите меня за это в Катапульту или попробуем возобновить сотрудничество? Смею напомнить, что мне известно, где в действительности находится выход из Юдоли, поэтому решайте, насколько я для вас ценен. И, сцепив пальцы на животе, виновато потупил голову. Хорош артист, ничего не скажешь. Сцена покаяния была явно рассчитана на суровую Банкиршу, поскольку остальные шатуны, и я в том числе, не возражали по поводу повторного зачисления в коллектив бросившего было нас экскурсовода. Агата, бесспорно, являлась женщиной прагматичной и подчинилась воле большинства, даже если и имела что-то против перезаключения договора с Рипом. Хриплый выждал небольшую паузу, убедился, что единство в команде восстановлено, после чего обратился к адаптеру: – Ладно, валяй, выводи нас отсюда. Но учти: выкинешь такой фортель снова – намнем бока, мало не покажется. А то ишь чего удумал – поматросил, значит, и бросил! Мы кто, по-твоему? – Не беспокойтесь, больше не повторится, – заверил нас Рип, увильнув от прямого ответа. Не исключено, что мы и впрямь являлись для адаптера кем-то вроде лохов, которых он собирался развести по-крупному. Однако при всем нашем недоверии к проводнику он был и оставался единственным чемпионом, который видел в нас – шатунах – не залетевший случайно в Ядро мусор, не забавных говорящих «зверушек», а нормальных живых людей. Поэтому в какую бы авантюру ни втягивал нас Рип, сегодня нам без него было просто не выжить. Что адаптер в очередной раз наглядно и продемонстрировал. Горбун подошел к краю террасы и в молчании остановился над бездной,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.