Что верно, то верно: первый со времен образования Проекционного Спектра прорыв шатунов в Ядро должен был стать заметной вехой в истории мира чемпионов. Этакая маленькая революция, грозившая основательно встряхнуть здешние устои. Еще сутки назад будущие революционеры занимались своими земными делами и ни сном ни духом не ведали, во что выльется их обыденная поездка в город Калиногорск. Как, впрочем, и остальные земляне, чей родной мир лопнул и исчез, будто мыльный пузырь. Тяжкое небось испытание: жить в удобном, как домашние тапки, мире и вдруг однажды оказаться жалким энергетическим сгустком на бескрайних просторах чужого космоса. Испытание куда похлеще, чем то, что выпало на долю героям экстравагантной советской комедии «Кин-Дза-Дза»… Нам – находящимся под защитой Концептора шатунам – было, конечно, легче, нежели выброшенным за пределы Проекционного Спектра собратьям. Во-первых, мы продолжали жить в знакомых реалиях. И пусть, по мнению Рипа, реалии те являли собой одно сплошное ограничение, зато они не вгоняли нас в ступор своей откровенной чужеродностью. Во-вторых, прежде чем нам была открыта ужасная правда, мы успели свыкнуться с тем, что с окружающим миром явно не все в порядке. И потому история, что услышали мы на берегу озера Рефлектор, никому из нас не показалась бредом умалишенного горбуна. Следовало ли до конца считать ее правдивой? Наверное, нет. Но за неимением иного логичного объяснения творившейся вокруг катавасии пришлось пока довольствоваться версией Рипа. И, разумеется, выполнять его рекомендации. Адаптер советовал немедленно выдвигаться в путь, но нам потребовалось еще полчаса, чтобы, фигурально выражаясь, вписаться в резкий поворот, начерченный нам злодейкой-Судьбой. Тяжко было не только мне – нечаянному виновнику гибели целой Вселенной, – но и пятерым моим товарищам по несчастью. А вернее, жертвам алчности Глеба Свекольникова, который позарился на загадочный артефакт и не внял конкретным предостережениям. Хотя что проку было теперь сокрушаться. Имейся в моей практике прецедент, когда изымание чужих долгов привело бы мир к катастрофе, я бы, конечно, сто раз померил, прежде чем отрезать. Но все мы сильны только задним умом – тоже, наверное, одно из ограничений, навязанных Держателем человечеству. Сидевшая на прибрежном песке Веснушкина понурила голову и тихонько зарыдала. Дядя Пантелей хотел было утешить бедную Леночку, но передумал и, состроив выразительные глаза Тумакову, кивком попросил его позаботиться о девушке. Вот она, житейская мудрость. Паша тоже сейчас не находил себе места, того и гляди норовя удариться в панику. Но Иваныч быстро смекнул, как погасить охватившее молодежь отчаяние. Не сказав ни слова, он переключил внимание юноши и девушки друг на друга, после чего за них можно было больше не переживать. Тумаков нежно обнял Веснушкину за вздрагивающие плечи и начал что-то негромко шептать ей на ухо. Леночка отвечала Паше молчаливым киванием и хоть плакать не перестала, но давала понять, что старается обуздать
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.