Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь… До сего момента я считал эту поговорку откровенно глупой, поскольку упорно не мог понять, какой идиот станет восклицать подобное, стоя перед препятствием. Чтобы вникнуть в суть вышеупомянутой сентенции, мне пришлось примерить на себя шкуру такого идиота и, что самое обидное, едва не дать в ней дуба. Но, на мое счастье, поговорка о самонадеянном прыгуне была применима не только к землянам, но и к чемпионам, которые допускали аналогичные ошибки и позволяли уравнивать с ними шансы на победу. «Гоп!» – и впрямь чуть было не воскликнул я, глядя туда, где только что бесследно исчезла пораженная мной цель. И нет бы, дураку, вспомнить о пространственных скачках, на которые был способен светопланер Чича и о которых только что твердил мне Рип. Но я пялился вдаль, на пустое место, и в упор не замечал, что враги уже летели впритык к нашему борту. А дальше случилось то, чего мы так старательно пытались избежать: конфронтация с блюстителями – этими непропорционально «раскачанными» амбалами, коих на Земле пожизненно держали бы в виварии для приматов, а в Ядре зачислили аж в императорскую гвардию… Пятеро моих товарищей и Рип заорали благим матом, когда один из блюстителей резво сиганул с платформы на платформу и предстал пред нами во всей своей инфернальной красе. В руках у него было странное приспособление, напоминающее мелкоячеистую сеть, сплетенную из световолокна – такого, из которого на Земле делают скоростные линии связи и декоративные светильники. Сеть блюстителя фосфоресцировала ярко-красным светом, что придавало ей весьма зловещий вид. Взбудораженный воплями, я резко перевернулся на спину и тут же увидел в метре от своего лица падающую прямо на меня наковальню. Разумеется, ничего такого в Ядре с небес не падало, а крепость моего черепа намеревался проверить огромный блюстительский кулак – орудие не менее убойное, чем тяжелая железная чушка. Почему на роль первой жертвы угодил именно я, объяснялось просто. Я разлегся у края платформы и путался под ногами ступившего к нам на борт гвардейца. К тому же в данный момент Лингвист являлся единственным, кто проявлял агрессию, а, как предупреждал Рип, нюх на нее у блюстителей был отменный. Изрядно струхнув, я стремительно перекатился вбок, и вовремя: тяжеленный кулак ухнул аккурат туда, где мгновением раньше находилась моя голова. Платформа содрогнулась от удара и, не исключено, даже отклонилась от курса на пару сантиметров. Все случилось настолько неожиданно, что, увернувшись от удара, я тут же впал в кратковременное замешательство. Обычный постшоковый синдром – рефлекторный позыв сбитого с толку человека взять тайм-аут, чтобы адаптироваться к изменению обстановки. Пробыл я в таком состоянии секунду-другую, не более, и вряд ли кто-то успел заметить мое смятение. Но ситуация за этот миг успела измениться в еще более незавидную для нас сторону. Пока блюститель пытался вышибить мне мозги, прапорщик решил воспользоваться моментом и атаковать врага со спины. Хриплый
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.