Потянулась к бокалу с любимым соком из ягод фюрра, сладковато-терпким, чуть вяжущим, не торопясь пригубила. Вот что сказать внимательно следящей за каждым моим движением Кариффе? Как вы узнали?! Почему решили?! Глупо. Подобные заезженные фразы в рейтинге самых нелепых ответов лишь немногим уступают неизменному лидеру — бессмертному «Это не то, что вы думаете». Старуха явно не была ни легкомысленной, ни способной на опрометчивые поступки особой. Перед тем как пойти на откровенный разговор, и узнала, и решила все, что было нужно. Собрала последние улики, соединила вместе доказательства, пришла к выводу, что настало время действовать. Делать хорошую мину при плохой игре, изображать непонимание, недоумение, отнекиваться — значит совершить огромную ошибку и потерять единственного возможного союзника. А вот разобраться, как наставница догадалась, что перед ней не Кателлина, а иномирянка, необходимо. От этого зависит степень моей откровенности — во что придется посвятить собеседницу в любом случае, а что можно и утаить. Вспоминая наше знакомство, отчетливо вдруг поняла: старуха, едва взглянув, догадалась, что новая наида рода Крэаз не та, за кого себя выдает. Все мои дальнейшие ошибки, оговорки, недомолвки, все проколы по мелочам были лишь дополнительными штрихами к портрету, который эта странная женщина нарисовала сразу же, в первые мгновения встречи. Тянуть дальше не имело смысла. Собралась с мыслями и, рискуя вызвать недовольство, даже раздражение Кариффы, ответила вопросом на вопрос. И для того, чтобы уклониться, выждать время, из рассказчика превратившись в слушателя. И потому, что мне на самом деле стало чрезвычайно интересно. — Внучатая племянница… Значит, Катэль — внучка сестры? Или брата? Постаралась, чтобы в голосе звучала лишь легкая заинтересованность. Не более. Сидят две женщины, обсуждают родословную одной из них. Что здесь особенного или необычного? Кариффа улыбнулась чуть заметно, уголками губ, намекая, что разгадала и оценила мою уловку. Я знаю, что ты знаешь, что я знаю… Игра, древняя, как мир. Вернее, как любой из миров. Земля, Эргор — разница невелика, везде одно и то же. — Внучка сестры, — наконец кивнула собеседница, и я чуть заметно выдохнула. До последнего не была уверена, что она ответит. — Онихиль моя родная сестра, старшая. И мать Адельвен. — Значит, первую дочь выдали замуж за… — быстро перебрав воспоминания, выудила имя деда Кэти — за Умонта Сишора, а младшенькую продали в наиды? В семье не хватало денег? Не сдержалась. Каюсь. Но очень уж коробило то, с какой легкостью в этом мире под сенью закона торговали собственными детьми. Возмущало, бередило душу, а если учесть мое положение, буквально брало за живое. — Не суди поспешно, девочка, — резко одернула Кариффа. — Особенно о том, чего не знаешь. — Прощу прощения! Сказала почти искренне и отвела глаза, попутно отмечая, что я теперь не «вы, сирра Кателлина», а «ты, девочка». Судя по обращению, из воспитанницы меня автоматически перевели в сообщницы. Все бы ничего, только как узнать, понизили тем самым или повысили? — Когда Онихиль стала женой саэра Сишора я была совсем еще девчонкой. Брак сложился удачно. Ну, насколько такое вообще можно сказать о семейной жизни высокородных. — Женщина презрительно скривилась. — Умонт оказался добр и снисходителен к сестре. Его наида, робкая и молчаливая, ни в чем не перечила хозяйке дома. Казалось, ей все равно, что происходит вокруг. Если бы я тогда догадалась, почему она себя так ведет! Но глупая младшая сестренка ни о чем не подозревала. Часто гостила в гостеприимном доме, возилась с племянницей, после того как Онихиль родила. Наблюдала, как она росла. И мечтала… Мечтала о подобной судьбе для себя. Наивная дурочка! Сверкнув круглыми птичьими глазами, старуха отрывисто, хрипло рассмеялась. Яростно и зло. Словно издевалась над бесхитростными надеждами маленькой девочки, так и оставшейся навсегда в том далеком, счастливом, давно ушедшем времени. Стало неприятно. — А потом? — напомнила о себе, надеясь
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.