Я была просто великолепна. Платье из шелковистого бархата нежно-ванильного цвета. Затейливое полупрозрачное кружево на рукавах и вдоль горловины. Узкий лиф, ловко охватывающий гибкий стан. Длинная широкая юбка, задрапированная мягкими складками. Изящное тонкое колье в виде веточки цветущего дерева на высокой точеной шее. Бриллиантовые брызги в волосах, аккуратно уложенных в сложную прическу. Глубоко вдохнула, выдохнула, встретила в зеркале одобрительный взгляд наставницы и решительно развернулась в ее сторону. — Следуйте за мною, сирра Кателлина, — а голос-то обеспокоенный. Впервые с тех пор, как оказалась в этом доме, покидала свои покои, но желания повнимательней рассмотреть обстановку не возникло. Мысли занимала только предстоящая встреча. С раннего утра, с того момента, как узнала о приезде Саварда, не могла найти себе места. Все дела были забыты, занятия заброшены, распорядок полностью нарушен. Казалось, не только я, Кариффа и служанки — все вокруг замерло в томительно-тревожном ожидании. А господин все не торопился вспоминать о существовании своей наиды. Мои мучения закончились с приходом невозмутимого Динса, который с вежливым поклоном передал от Крэаза то ли приглашение, то ли приказ разделить с ним обед. Несколько часов тщательных сборов под суетливое кудахтанье неугомонных служанок, торжественный проход по коридорам в сопровождении заметно нервничающей Кариффы и неизменной парочки телохранителей, и мы — у дверей обеденного зала. Внезапно стало так страшно, что я невольно попятилась и замерла, остановленная жесткой рукой наставницы. — Будьте собою, — услышала тихое. — Кем бы на самом деле не являлись, просто будьте той, кто вы есть. Но помните, осторожность еще никому не мешала. Как это понимать? Что означают слова старухи и что, в конце концов, ей известно? Хотелось развернуться и, наплевав на все остальное, немедленно потребовать объяснений. Но мне не дали этого сделать. — Пора, сирра. Нельзя заставлять господина ждать! Настойчиво подтолкнули вперед, заставляя переступить порог, и за спиной бесшумно закрылись высокие резные двери. Светлая бело-голубая столовая с широкими окнами, высоким расписным потолком и длинным овальным столом посередине была пуста. Не успела удивиться, как откуда-то сбоку раздалось негромкое: — Иди сюда, Кателлина! Повернулась на звук голоса и увидела Крэаза. Одетый в неизменно черный костюм, сиятельный стоял возле распахнутых настежь боковых дверей, за которыми виднелась просторная терраса. — Кэти! — нетерпеливо повторил он. Прерывисто вздохнула, двинулась к мужчине, но остановилась, не решаясь подойти вплотную. Он сам сделал пару быстрых шагов, вмиг оказавшись рядом. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга. Потом Савард медленно, будто нехотя, поднял руку и дотронулся до моего лица. Ласково погладил по щеке, щекоча нежными прикосновениями кожу, скользнул по шее к плечу. — Здравствуй, Кэти, — ладонь, сжавшая мои похолодевшие пальцы, была твердой и удивительно горячей. — С возвращением домой, господин… Крэаз. Скривился. — Достаточно «господина», Кателлина. Угу. Не надо этих формальностей, называйте меня Бог, просто Бог. Скромно-то как! Мужчина слегка потянул за руку, и я, подчиняясь, прошла следом за ним на террасу, где уже был сервирован к обеду накрытый белоснежной скатертью стол. Откуда-то неслышно появился слуга с явным намерением помочь устроиться. Но Савард не позволил — сам отодвинул для меня стул и только потом занял свое место. Нам предложили сделать выбор, наполнили тарелки, после чего с поклоном удалились. Видимо, планировалась приватная трапеза. Без присутствия посторонних. Ситуация смущала, напрягала и, что уж говорить, раздражала. Чтобы хоть чем-то заняться, уставилась в тарелку, с деловым видом изучая ее содержимое. Не помогло. — Ты стала совсем другой, Кэти, — протянул сиятельный, едва я поднесла вилку ко рту. Да что ж такое! И так-то кусок в горло не лез, а теперь и вовсе есть расхотелось. Покосилась на мужчину. Тот, поблескивая глазами,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.