Все что угодно ожидала, только не это. Старуха же всей душой ненавидит Ритана. Люто, неистово, бесконечно. Что заставило ее обратиться ко мне с таким странным предложением? В ответ на мой вопросительный взгляд Кариффа скривилась, словно проглотила дольку горчайшей ташмы. — Гарард. Я опустилась на край дивана, терпеливо ожидая продолжения. — Эктар нашел способ надавить на Гарарда. Если бы мэтр отказал в содействии, пострадал бы близкий… очень дорогой ему человек. Причем серьезно. Маги лишены привязанностей, это всем известно. Но существуют и исключения, лишь подтверждающие необходимость следовать правилу. — Наставница сердито поджала губы, было видно, что она злится на подставившегося под удар Гарарда. — Ритан прекрасно знает, что целитель давал клятву верности Крэазу, и не стал от него требовать ничего, что нанесет вред роду или наиде. Только поспособствовать встрече. Все. Целитель обратился ко мне. Я понимаю, тебе неприятно общение с бывшим опекуном Катэль. Ты вправе спокойно отказаться. Но… мэтр нужен нам. Мне. Тебе. Он столько сделал и, уверена, еще сделает. Прикрывал, поддерживал, сохранял в тайне. Теперь настала наша очередь оказать ответную услугу. Что тут сказать? Старуха как всегда права. И в том, что я отчаянно не хочу встречаться с Эктаром. И в том, что имею право, не раздумывая, отказать Гарарду. И в том, что должна согласиться. Что бы ни объединяло Кариффу и мэтра, какие бы общие долги и обязательства их ни связывали, вряд ли он станет выручать дальше, если я сейчас не помогу ему. — Ты не останешься наедине с Ританом, — уловив мои сомнения, поднажала наставница. — Об этом и речи не идет. Мы с телохранителями будем все время рядом, буквально в нескольких шагах. В конце концов, надо узнать, что ему нужно. Почему этот негодяй пожертвовал Кателлиной. Он так желал, чтобы дочь Адельвен вошла в этот дом наидой, что добровольно отдал лакомый для него кусочек, подсунув девочку в постель к Крэазу. — Хорошо, — молчать дальше было бессмысленно, я все для себя уже решила. — Но за мной остается право рассказать об этой встрече и о планах Эктара Саварду. Если сочту нужным. Старуха коротко кивнула, уточнив лишь: — Об участии Гарарда саэр знать не должен. Теперь уже я утвердительно качнула головой. — Когда, где, как? — Вечером Эктар с дочерью покидают усадьбу, — наставница поймала мой удивленный взгляд, пожала плечами. — Подобные визиты не затягиваются надолго. Жених с невестой встречаются только для подготовки и проведения ритуалов единения. После обеда состоится первый — один из самых важных. Как и положено, для свершения таинства жених с невестой останутся вдвоем в зале, где хранится родовой артефакт. Только он, она и стихия, больше никого. Ну а мы пойдем в парк — дышать свежим воздухом. Слово «парк» вызывало с недавних пор неприятные ассоциации. Я поморщилась. Кариффа покосилась жалостливо, хмыкнула и отвернулась. — Там мы случайно наткнемся на прогуливающегося в ожидании Альфиисы Ритана, — продолжила она, отходя к окну. — Гарден с Идаром ни о чем не знают. Они обязаны охранять тебя от посягательств Эктара, но, если сама изъявишь желание поговорить, препятствовать не будут — не имеют полномочий. Отойдут немного в сторону, чтобы не мешать, будут внимательно наблюдать. И я вместе с ними. Так как, передать Гарарду, что он может обрадовать мерзавца? — Да. Кто бы знал, с каким трудом далось мне это «да»! Но поговорить с бывшим опекуном в любом случае надо. Для того чтобы помочь мэтру. Чтобы узнать, чего же все-таки жаждет Ритан. А самое главное, для того, чтобы взглянуть страхам в лицо. Своим и той, настоящей Кателлины. За этот месяц я изменилась, стала увереннее, спокойнее. Разговор с Фисой помог мне увидеть ее другими глазами. Надеюсь, с папашей будет так же. * * * — Дорогая племянница, какая приятная встреча! Не успели мы свернуть на первую боковую дорожку, как лицом к лицу столкнулись с Эктаром, который внезапно, словно черт из табакерки, возник рядом. Под кустом караулил, что ли? — Я вот хожу, скучаю в
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.