В храме царила странная настороженная тишина. Лишь звуки быстрых шагов, отражаясь от полированного пола и зеркальной поверхности стен, гулким эхом раздавались в напряженном молчании залов. Я торопилась, то и дело сбиваясь на бег. Белый мрамор колонн, роскошь цветной майолики, дивные украшения из золота и драгоценных камней — ничто сегодня не задерживало взгляда, не привлекало внимания. Все помыслы, желания, стремления находились там, куда меня влекло с безудержной силой, — в средоточии древнего храма, святилище Великой. Мелькнула каменная резьба высокой арки перехода. Каблуки бесстрашно простучали по сотворенному из прозрачного камня Мосту Слез — тонкой ниточке над бездной, такой пугающей раньше. Затаив дыхание, ступила в святая святых и в ужасе замерла, наткнувшись на хмурые взгляды. Негодующие, взыскующие, гневные. Ни одного спокойного или безразличного лика! Что же произошло, Великая?! Предчувствуя беду, в отчаянии бросилась к ногам богини, простерлась ниц, не решаясь поднять глаза на нечеловечески прекрасное лицо. Но это не спасло. Чудовищная тяжесть обрушилась сверху, прижимая к полу, не давая вздохнуть. Хватая ртом воздух, заходясь в беззвучном крике, я корчилась в бесконечной агонии. Казалось, еще минута, и суть моя исчезнет, растворится, перестанет быть. И в тот момент, когда угас последний луч надежды, что-то большое и сильное вдруг бережно подхватило, окутало со всех сторон, укачивая, согревая теплом и нежностью. — Тише, девочка, тише. Это просто сон, всего лишь сон. Не бойся, я рядом. Я всегда буду рядом, сладкая. Настойчивый шепот разбил беспросветное безмолвие, прогнал отчаяние, подарив покой. И я со стоном облегчения мягко скатилась в ласковую темноту забытья… Легкие шаги, приглушенное шуршание, шелест раздвигаемых гардин. Лила или Нида? — Доброе утро, госпожа. Лила. Улыбнулась, не раскрывая глаз. Ночная нега еще дурманила разум, опутывала тело, не торопясь отпускать из своих объятий навстречу новому дню. Было дремотно, безмятежно и лениво. — Пора вставать, сирра Кателлина. У нас совсем мало времени. Чуть приоткрыла сонные глаза, вопросительно глядя на служанку. Следующая фраза в одно мгновение разрушила недолговечную идиллию, полностью уничтожив благостное умиротворение. — Господин пожелал сегодня завтракать вместе с вами, сирра Кателлина. Подскочила на кровати, ошеломленно таращась на испуганную моим порывом девушку. Она даже отпрянула, ойкнув и едва не выронив из рук какой-то бокал. — Сиятельный саэр вернулся? Когда? — Я не уверена, сирра Кателлина, кажется, после полуночи. А вы разве не знаете? — настороженность в широко распахнутых светлых глазах сменилась любопытством. — Ведь господин почти сразу же прошел сюда и покинул покои наиды только на рассвете. Он провел с вами… у вас… почти всю ночь. Храм. Святилище. Гнев богини. Боль, скрутившая тело, — мучительная, нескончаемая, безысходная. И голос. Еле слышный, но такой уверенный. Не дающий потерять себя, упасть в бездну, из которой нет возврата. «Не бойся, я рядом. Я всегда буду рядом, сладкая». Значит, не приснилось. — Что ж, давай собираться, Лила, — вздохнув, встала с кровати. — Сирра Кариффа уже здесь? — Ждет в гостиной, госпожа. — Зови, — распорядилась, старательно игнорируя протянутое служанкой питье. С меня хватит. Больше никаких подозрительных снадобий. — Ваше лекарство, сирра Кателлина, — робко напомнили мне, поняв, что бокал никто брать не собирается. — Позже, — постаралась смягчить отказ улыбкой. В конце концов, девушка просто выполняет, что поручено. — Но мэтр Гарард велел сразу же, как проснетесь… — служанка топталась на месте, явно не зная, что предпринять дальше. Я ее прекрасно понимала. С одной стороны — четкое распоряжение главного целителя, которое нельзя игнорировать. С другой — блажь хозяйки, так некстати вздумавшей покапризничать. — Поставь на стол, Лила, и иди готовь все для омовения. Сама прослежу, чтобы сирра все сделала, как надо. Приказ вошедшей в спальню Кариффы, озвученный строгим сухим тоном, заставил
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.