Глава 22 Коннектикутская психиатрическая лечебница, расположенная в пятнадцати милях к северу от Уэстпорта, первоначально была поместьем Уйма Бекера, богатого голландца, построившего здесь дом в 1910 году. На сорока акрах плодородной земли находились огромный особняк, мастерская, конюшни и плавательный бассейн. Администрация штата купила имение в 1925 году, после чего здание было переоборудовано под больницу, и теперь в нем могло разместиться до сотни пациентов. Территорию окружала высокая ограда из металлических прутьев, а у ворот неизменно дежурила охрана. На окнах укрепили решетки, и одно крыло дома было специально приспособлено для буйно– помешанных. В кабинете доктора Отто Луисона, главы психиатрической клиники, шло совещание. Доктора Гилберт Келлер и Крэг Фостер обсуждали новую пациентку, приезда которой ожидали с минуты на минуту. Все трое были известными специалистами по такому малоизученному недугу, как расщепление сознания, или деперсонализация. Гилберт Келлер, сорокалетний мужчина среднего роста, светловолосый, с сосредоточенным взглядом серых глаз, сидел напротив Отто Луисона, семидесятилетнего коротышки, типичного врача, каким его представляют большинство посторонних: борода, пенсне, крахмальный воротничок и озабоченное лицо. Доктор Крэг Фостер много лет работал с доктором Келлером и написал книгу по диагностике и лечению расщепленного сознания. Все трое внимательно изучали историю болезни Эшли Паттерсон. – Леди даром времени не теряла, – заметил Луисон. – Всего двадцать восемь лет, а на счету пять трупов. Не говоря уже о том, что пыталась прикончить своего защитника. – Не женщина, а мечта, – сухо согласился Гилберт Келлер. – Придется держать ее в отделении для буйно– помешанных, пока вся клиническая картина не будет ясна, – заключил Луисон. – Когда она прибывает? – осведомился Келлер. И словно в ответ из переговорного устройства раздался голос секретаря: – Доктор Луисон, сейчас привезут Эшли Паттерсон. Доставить ее в ваш кабинет? – Да, пожалуйста, – откликнулся Луисон и вздохнул. – Всем все ясно? Путешествие превратилось в настоящий кошмар. После окончания процесса Эшли продержали в тюрьме три дня, пока не были отданы соответствующие распоряжения. Тюремный автобус доставил ее в аэропорт Окленда, где уже ожидал специально переоборудованный самолет, «ДС-6», один из многих в гигантской Национальной системе транспортировки заключенных, управляемой Всеамериканской службой судебных исполнителей. Сегодня на борту было двадцать четыре узника, скованных наручниками по рукам и ногам. Ту же процедуру проделали и с Эшли. «Почему они творят это со мной? Я совершенно не опасна. Обыкновенная несчастная женщина!» Но ехидный голос в душе не преминул напомнить: «Бедняжка, прикончившая кучу народа! Тоже мне, воплощенная невинность! Как только можно жить с этим?!» В отличие от нее остальные заключенные были закоренелыми преступниками, прошедшими огонь и воду, осужденными за убийства, изнасилования, вооружейный грабеж и тому подобные милые «развлечения». Эшли была единственной женщиной в самолете и, естественно, привлекала всеобщее внимание. Вскоре начались неуклюжие, но довольно откровенные заигрывания. – Привет, беби! – плотоядно ухмыльнулся один. – Не хочешь подойти и погреть мне коленки… или то, что между ними? – Заткнись, – рявкнул конвойный. – Эй! До чего же ты черствая личность! Ни капли романтики! Сам подумай, теперь какой-нибудь счастливчик оприходует эту сучонку только лет через… Сколько тебе впаяли, киска? – Небось у тебя так и зудит дать крутому мужичку, – вмешался другой. – Как насчет того, чтобы поразвлечься вместе? – Погодите! – неожиданно охнул третий. – Это та телка, что ухлопала пятерых и отрезала им яйца! Все молча уставились на Эшли. По какой-то причине у шутников пропала охота продолжать перепалку. По пути в Нью-Йорк самолет делал две посадки, чтобы выгрузить или принять на борт очередную партию заключенных. Полет был долгим, лайнер то и дело попадал в воздушные ямы, и к тому времени,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.