люди, представители масс, которые действительно верили в правосудие и считали, что в условиях демократии бедняки и богачи пользуются равными правами и возможностями. — Прошу подсудимых встать и подойти к судейскому столу. Ноэлли грациозно поднялась с места и направилась к судейскому столу. Чотас шел рядом с ней. Краем глаза они увидели, как Ларри и Ставрос тоже двинулись к судьям. Председательствующий начал свою речь. — Настоящий судебный процесс был длинным и трудным, — сказал он. — Когда слушается дело об убийстве или ином тяжком преступлении, совершение которого способно повлечь за собой смертную казнь, суд всегда склонен трактовать наличие любого разумного сомнения в виновности подсудимого в его пользу. Должен признаться, что, поскольку государству не удалось представить суду вещественных доказательств убийства, отсутствие состава преступления явилось веским доводом в пользу обвиняемых. Оратор повернулся и посмотрел на Наполеона Чотаса. — Я уверен, что компетентный защитник обвиняемого знает, что греческие суды никогда не выносили смертного приговора по делу об убийстве при отсутствии неопровержимых доказательств совершенного преступления. Ноэлли вдруг почувствовала легкое беспокойство. Так, ничего особенного. Что-то смутное и неуловимое. Но какие-то сомнения все же зашевелились у нее в душе. Председательствующий продолжал: — Поэтому я и мои коллеги были явно удивлены, когда в середине судебного процесса подсудимые решили отказаться от своего заявления о собственной невиновности и признать себя виновными. У Ноэлли засосало под ложечкой. Неприятное ощущение росло, поднималось вверх, подступило к горлу и сдавило его. Ей стало трудно дышать. Ларри пристально смотрел на судью, не понимая, что происходит. — Мы отдаем должное самокритичному анализу подсудимых своих действий и хорошо представляем себе, как мучительно трудно было им признать перед этим судом и всем миром свою вину. Однако тот факт, что они облегчили свою совесть, не освобождает их от отвественности за страшное преступление — преднамеренное убийство беспомощной и беззащитной женщины, в котором они сознались. И тут Ноэлли как молнией ударило. Она вдруг поняла, что ее провели. Демирис придумал очередную шараду, чтобы сначала усыпить ее бдительность и заставить поверить в то, что ей ничего не грозит, а потом расправиться с ней. Он заранее знал, как она боялась смерти. Поэтому Демирис вселил в нее надежду на сохранение жизни. Она поверила ему и приняла его условия. Он перехитрил ее. Демирис решил отомстить ей сейчас, а не в будущем. Ее жизнь вполне можно было бы спасти. Конечно, Чотас отдавал себе отчет в том, что ее не приговорят к смертной казни, если не найдут трупа. Чотас вовсе не вступал в сделку с судьями. Он разыграл весь этот спектакль с ее защитой только для того, чтобы заманить ее в смертельную ловушку. Ноэлли повернулась и посмотрела на него. Их взгляды встретились, и она заметила в его глазах неподдельную грусть. Он любил ее, но все же стал орудием ее убийства, и, если бы ему пришлось начать сызнова, он все равно бы поступил так же. Ведь подобно ей самой он принадлежал Демирису, и ни одному из них не совладать с ним. Председательствующий говорил: — …Облеченный властью и государством и в соответствии с его законами я объявляю, что обвиняемые Ноэлли Пейдж и Лоуренс Дуглас приговариваются к расстрелу… приговор будет приведен в исполнение через три месяца, считая с сегодняшнего дня. Зал пришел в смятение, но Ноэлли ничего не видела и не слышала. Что-то заставило ее обернуться. Ранее свободное место уже не пустовало. На нем сидел гладко выбритый и только что подстриженный Константин Демирис в безукоризненно сшитом синем костюме из чистого шелка, голубой сорочке и фуляровом галстуке. Жизнь играла в его ясных, оливково-черных глазах. Он ничем не походил на того сломленного и разбитого человека, который навестил Ноэлли в тюрьме. Дело в том, что такого Демириса никогда не существовало в природе. Константин Демирис пришел посмотреть на Ноэлли в момент
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.