секретарша. Увидев перевернутый стул и Саковича с разбитой губой, она испугалась. — С вами все в порядке? — спросила она. — Как вы себя чувствуете? — Великолепно, — ответил он. — Спросите господина Истмэна, не сможет ли он меня принять. Уже через девять минут Сакович подробно рассказал Истмэну о том, что у него произошло с Ларри Дугласом. — Что, по-твоему, неладно с Дугласом? — спросил Истмэн. — Если честно, то, на мой взгляд, он просто псих. Истмэн внимательно посмотрел на Саковича своими проницательными светло-карими глазами. — Ты хватил через край, Сак. Он не был пьян в воздухе. Никому не удастся доказать, что он пропустил стаканчик перед полетом. И любой может иногда опоздать на работу. — Если бы дело было только в этом, я не уволил бы его, Карл. У Дугласа нет выдержки. Говоря по правде, сегодня я нарочно провоцировал его. И это оказалось проще простого. Не поддайся он на мою провокацию, я бы попробовал оставить его и дать ему поработать. Знаешь, что меня беспокоит? — Что? — Несколько дней назад я повстречался со старым приятелем, который летал с Дугласом в английских ВВС. Он рассказал мне невероятную историю. Судя по всему, когда Дуглас был в «Орлиной эскадрилье», ему понравилась английская девушка, помолвленная с парнем по фамилии Кларк, который служил под началом Дугласа. Дуглас вовсю старался подколоться к девчонке, но та не поддавалась. За неделю до того, как они с Кларком должны были пожениться, эскадрилья поднялась в воздух для прикрытия нескольких «Б-17», совершавших налет на Дьепп. Дуглас летел в ее хвосте. «Летающие крепости» сбросили бомбы, и все самолеты повернули назад, на базу. Над Ла-Маншем их атаковали «мессершмитты», и Кларк был сбит. Сакович замолчал и задумался о чем-то своем. Истмэн ждал, пока он продолжит свой рассказ. Наконец Сакович посмотрел на него. — Так вот мой приятель утверждает, что, когда Кларка сбили, вокруг его самолета не было «мессеров». Истмэн бросил на Саковича недоверчивый взгляд. — Вот это да! Ты хочешь сказать, что Ларри Дуглас?.. — Я ничего не хочу сказать. Я просто передаю тебе интересную историю, которую услышал от приятеля. Сакович приложил к разбитой губе платок. Кровотечение прекратилось. — Трудно точно определить, что происходит в жестоком бою. Может быть, у Кларка просто кончилось горючее. Ясно одно: ему не повезло. — А что случилось с девушкой? — Дуглас проводил с ней время, пока не пришла пора возвращаться в Штаты, а потом бросил ее. Вот что я тебе скажу наверняка: мне жаль жену Дугласа. Кэтрин сидела в конференц-зале на общем собрании сотрудников агентства, когда открылась дверь и вошел Ларри. У него был подбит глаз и рассечена щека. Кэтрин бросилась к нему. — Ларри, что случилось? — Я ушел с работы, — пробормотал он. Кэтрин увела его в свой кабинет, подальше от взглядов любопытных сослуживцев, смочила холодной водой носовой платок и приложила его к глазу и щеке мужа. — Расскажи мне все по порядку, — попросила она Ларри, едва сдерживая гнев по поводу того, что с ним сделали. — Они давно издевались надо мной, Кэти. Наверное, попросту завидовали мне, потому что я был на войне, а они нет. Во всяком случае, сегодня все вышло наружу. Сакович вызвал меня и заявил, что, не будь ты любовницей Фрейзера, они не взяли бы меня на работу. Кэтрин смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. — Я ударил его, — продолжал Ларри. — Просто не вытерпел. — О, дорогой! — воскликнула Кэтрин. — Мне так жалко тебя. — Сакович жалеет об этом больше, — ответил Ларри. — Я основательно ему врезал. Пускай я потерял работу, но я никому не позволю так о тебе отзываться. Она прижала его к себе, стараясь успокоить. — Не расстраивайся. Любая авиалиния страны с удовольствием возьмет тебя на работу. Кэтрин оказалась плохим пророком. Ларри обращался во все транспортные авиакомпании. Некоторые из них вызывали его на беседу, но работы он так и не получил. Однажды, когда Кэтрин обедала с Биллом Фрейзером, она поведала ему о неудачах Ларри. Фрейзер промолчал и до конца обеда
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.