Я уселась на пол у стенки и закрыла глаза, уплывая на свою заснеженную поляну. И ойкнула от неожиданности, когда с тёмного кряжистого дерева на опушке пятном мрака упала большая черная птица. Ворон заскакал ко мне по снегу. Я вытаращилась на него, лихорадочно соображая — что делать? Вот как он сумел сюда попасть? Он же ходит по снам, а я сейчас не сплю. И ещё — до чего же не вовремя… Да, я скучала по Шону, хотела повидаться с ним, предъявить свои успехи, дождаться похвалы, улыбки — но сейчас, после сумасшествия последних дней, эта встреча грозила обернуться настоящим ужасом. Если б он прилетел неделю назад, когда ещё ничего не случилось, как бы я была рада! А теперь? Ох, уши просто горят. Как мне сейчас с ним говорить? Мало того, что вчера учудили мы с Аскани, так до этого я же всерьез прикидывала, что почувствую, если Шон меня поцелует, обнимет… И — вообще кошмар! — хотела ли бы я, чтобы он стал отцом моего ребенка? А маг видит меня насквозь! Как я могу такое спрятать? Он узнает… обязательно узнает, о чем я думала. Такое не утаишь… Вот позорище… Ворон подпрыгал по снегу ближе. Наклонил голову. Замер, уставившись прямо на меня блестящими бусинами глаз. Я, опустив голову, присела на корточки рядом со светящимся пятном моей магии и подставила лоб. Пусть клюет. Лишь бы в глаза не заглядывал и не видел, как горят щеки. А получить нагоняй и шишку за вчерашние художества я готова — справедливо, заслужила! — Привет! Симпатичненько у тебя, только не жарко. А чего прячешься? Ах, это? — хихикнул ворон. Мне даже стало обидно. Я горю со стыда, а ему смешно! Приоткрыла глаз — ворон переминался с лапы на лапу рядом. Следов на снегу от него почему-то не оставалось. Впрочем, от меня тоже. Наверное, это место такое. Вечное и неизменное. Я же не удивляюсь, что тут всегда ночь, а Луна — в зените? — Зря стыдишься, — сейчас я слышала голос Шона. И смеха в нем уже не было. — Тебе скоро четырнадцать, и очень хорошо, что ты, хоть и не до конца, сумела переступить через свою ненависть к парням. Просто не заиграйся — тебе дракона растить ещё лет пять-шесть. А что обо мне подумала, так это даже лестно. Я, вообще-то, не по этой части. Но, знаешь, с тех пор, как стал герцогом и придворным императорским магом, от леди одни проблемы. Вот представь — подплывает к тебе томная белая лебедь в облаке кружев и духов, на лице — робкая улыбка, ресницы ветер поднимают… а заглянешь в голову — там ни единой мысли обо мне самом. А всё о том, что партия выгодная, положение при Дворе — превосходное, подруги от зависти умрут. Как, думаешь, я себя при этом чувствую? Я, подняв голову, посмотрела на ворона. Сейчас птица казалась нахохленной и грустной. Даже захотелось погладить перья, чтобы как-то утешить. Ворон встряхнулся, мигнул блестящим глазом: — Так что даже приятно, что я тебе понравился просто так. Это потому, что я — симпатичный? Или просто не страшный? — и огорчился: — Ну, вот… сама не знаешь. Ну ладно, это всё — ерунда, не бери в голову! Слушай, зачем я прилетел-то. Первое и главное — от нового статуса не вздумай отказываться. Пока я не понял, что тут за засада, но что-то с этим лордом Баракой нечисто. Так что держись. Я тоже в герцоги не хотел, да пришлось. Поняла? Бывают вещи, которые делать надо. Вздохнула и кивнула. Не хочется, но раз он говорит, что нужно… — Шон… — вот как бы узнать? — Ну, что мнешься? Спрашивай! — в голосе звучала улыбка. — А быть герцогом — сложно? Ворон, склонив голову набок, задумался на пару секунд… — Да, в общем, нет, если расставишь по ключевым постам компетентных людей, а сама будешь присматривать, задавать общее направление и не давать им ругаться друг с другом. Ужас какой! И как же я сделаю это все? Ну ладно, пока запомню, потом перескажу Аскани. Может, вместе сообразим. И ещё важный вопрос: — Шон, а ты — женат? Птица потешно, по-петушиному, вытянула шею и захлопала глазами. Я, не выдержав, хихикнула — тоже мне, спросила — женатый ворон! С кольцом на лапе, ага. Ну и пусть в лоб даст, всё равно смешно! — Зачем
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.