загудели… — Так что бы вы сказали, если бы узнали, что кто-то собирается отдать этот кусок земли, омытый кровью наших родных, невозможному, противоестественному союзу двух наших исконных врагов — орков и викингов? Отдать, чтобы погрузить в пучину смерти и хаоса, чтобы ваши близкие, ваши жены, ваши дети сотнями умирали на кровавых черных алтарях? Отдать ради личной власти, ради корыстных интересов? Голос Императрицы звенел гневом. Шар под рукой сиял девственной белизной. — Клянусь моими предками, честью, жизнью и магией, что то, что я говорю — правда! Не далее как сегодня ночью в этом самом замке, где всем управляет лорд Барака, был обнаружен в подвале кровавый орочий алтарь с жертвой на нем — юной девушкой! — Астер взмахнула рукой, и между столами возникло видение: черный, размером со стол, залитый кровью камень с растерзанным, изуродованным телом. — Это — жертва орочьему богу, Хашургу. Лорд Барака — давно ли вы предали страну, заключив ради власти союз с врагом людей и Храма — орочьим богом смерти? Барака, взревев, отшвырнул кресло и вскочил со своего места. Неведомо как в его длани возник нож, который лорд Бартоломе с размаху, с криком: «Ненавижу!» воткнул в спину сидящего рядом лорда Арденариэля. Все замерли, будто окаменев. Кто-то ахнул. Лорд Арденариэль взял со стола салфетку, аккуратно промокнул и без того безупречные губы и повернулся к застывшему с обломком лезвия в руке лорду Бартоломе. Зеленые глаза блеснули. — Покушение на особу королевской крови, — констатировал спокойным голосом среброволосый Император. — Все видели? Ну вот, теперь есть повод его нормально допросить. Несколько лордов с противоположной стороны стола попытались кинуться к дверям. Те оказались заперты, и на дерганье ручек, долбежку кулаками и кидание всем телом не реагировали никак. «Шон, а как лорд Арден…» «Тсс! Не отвлекай, кузнечик! Сейчас мы сковырнем ментальный блок этого негодяя. Думаю, будет интересно… ага, а знаете, у него не амулет! Представьте, это татуировки на затылке под волосами. Никогда такого не видел! Придется сделать тонзуру… было б время, обошелся бы нежнее…» Аскани просто ел Бараку глазами. Выражение лица было торжествующим, крылья носа раздувались. Я понимала — сейчас он думает о матери и о том, что час мести настал. И просто поймала ладонь друга своей и сжала. И знала: когда-нибудь наступит и мой день, и тогда Ас будет держать за руку меня. «Ну, вот и всё, — сообщил Шон легкомысленным тоном. — Я даже обезболивание сделал, чтоб он не орал. А потом лорд Тиану — он в ментальной магии лучший из нас — наложил заклинание правды. Теперь если этот пёс и захочет соврать, то не сможет». Бараку поместили за кафедру, со Сферой Истины под правой рукой. Судя по раскоряченной, напряженной позе, встал он туда не добровольно. Но желающих вступиться за бывшего — как поняли теперь уже все — хозяина замка Сайгирн не нашлось. А поникшая в кресле законная Янгира всё ещё изображала курицу в коме… Допрос вела сама леди Астер. — Лорд Бартоломе, правда ли то, что вы решили любой ценой захватить власть в герцогстве Сайгирн и даже вступили в союз с викингами? — Рррр! Тролль побери этих ублюдков Сайгирн, ДА! Мы стали бы независимым королевством, балансируя между Империей и силами севера! И тут не осталось бы ни одного нечистокровного выродка с эльфячьей или драконьей кровью! — Понятно. Остались бы только орки да викинги. Кстати, а почему вы так ненавидите древние расы? — Неверные гады… Убил бы всех сам. Мой род лишь ненамного младше этих выскочек Ансаби. Один из моих предков, Сируг тер Бартоломе, бился с Ансаби плечом к плечу. Ему, представьте себе, нравилась дочка военачальника. А эта тварь отвергла его! Предпочла вырастить крылатую ящерицу, а потом сама выскочила за такого же урода! И мало этого, ей ещё пожаловали титул герцогини! — Вы говорите о Шилиалле тер Ансаби, первой герцогине Сайгирн, которая, рискуя собой, сумела в одиночку переломить ход морского сражения у Восточных островов и спасла моего прадеда Тирса и весь имперский
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.