Наверное, наши с Аскани лица сейчас напоминали вытянутые морды Волны и Прибоя, которым морковки недодали. Я ещё и выпучила глаза и уронила челюсть. В голове билась одна мысль: «Если герцог Сайгирн нашелся — то кто же тогда я?» «Тим! Приди в себя! Это просто очередная попытка лорда Бараки прибрать герцогство к рукам». Ох, спасибо Ас! Но что мы должны делать и как можем помочь? — Садитесь, — позвал нас лорд Лин, — и слушайте. А потом вместе обсудим, что делать дальше. Лорд Сид в своей неспешной, обстоятельной манере поведал следующее. К моменту, как аудиторы Красс и Евфрот закончили работу, доказанных злоупотреблений и воровства из герцогской казны набежало на красивую сумму шестьдесят восемь тысяч золотых. Куда делись деньги — непонятно. Лорд Барака только головой тряс, утверждая, что всё — поклёп! И что его самого обманули строители и подрядчики. Обманули и сбежали, да! Тем не менее возвращать пропавшее предстояло именно лорду Бартоломе. И срок был назван конкретный — в четыре месяца. А три недели назад — якобы ко дню рождения леди Янгиры — в замок Сайгирн стали съезжаться гости. Прибывали лорды и одни, и даже с семьями. Праздник лорд Барака затевал из личных средств, так что он, Сид тер Фаррештрбрах, повлиять на происходящее не мог никак. Только закончилось всё не балом в честь именинницы, а тем, что вчера с утра перед всей собравшейся знатью лорд Барака торжественно провозгласил, что его жена, потерявшая летом ребенка, получила подарок, о котором не смела и мечтать, — вместо утраченной дочери обрела достойного сына! Нашёлся пропавший годы назад законный сын Кинтара Орсива тер Ансаби и Лийсы тер Ансаби — Раолин тер Сайгирн, сын старшей ветви древнего рода герцогов. И он, лорд Барака, рад сообщить, что юный, но разумный не по годам Раолин готов признать — да уже признал, подписав соответствующие бумаги, — его, лорда Бартоломе, и леди Янгиру своими приёмными отцом и матерью как единственных живых взрослых родственников. И ближайшие четыре года, до совершеннолетия Раолина, он, лорд Барака, снова станет править краем, как делал это последние десять лет. Что было дальше, лорд Сид рассказать не мог. Ибо ему и его помощникам дали полчаса на сборы и просто вытолкали из замка на снег, сказав, что юному герцогу не нужны тут чужие люди. Лошадей на дюжину человек оказалось четыре штуки. И пришлось бы добираться до Гираты пешком, хорошо, что по пути встретился торговый обоз. Рассказывая, лорд Фаррештрбрах стискивал пудовые кулаки. Ас сжимал мою руку, время от времени посылая нервничающей мне успокаивающие мысли. Остальные сидевшие за столом держались нейтрально. Время от времени я ловила на себе их взгляды. Не поймешь — любопытствуют, сочувствуют, сомневаются? — Спасибо за рассказ, лорд Сид, — кивнула головой леди Астер, — идите, поешьте, как следует, отдохните, выспитесь, завтра вы понадобитесь нам снова. Взгляд Императрицы обратился ко мне. — Леди Тимиредис, никто из здесь сидящих не сомневается в вашем происхождении и правах. Сейчас вопрос в другом. Как вернуть всё в русло законности, избежав волнений в герцогстве. Ведь какие бы доказательства мы ни предъявили, лорд Барака наверняка станет утверждать, что всё это — происки иноземных магов. И именно его наследник — истинный. — Обвела всех взглядом: — Какие есть идеи? Да, у нас деловое совещание, а не прием верительных грамот посольства. Так что можете называть меня без титулов, просто «леди Астер» достаточно. Ас чуть сжал мою руку, а потом, как на уроке, поднял свою. — Да? Лорд Ансаби, вы хотите что-то сказать? Боковым зрением я заметила, как вставший Ас сглотнул, но голос его был ровен и чист: — Я понимаю, что ещё слишком юн и неопытен, чтобы выступать на равных в таком высоком собрании. Однако сложилось так, что именно я, как никто другой здесь, знаю лорда Бартоломе тер Бараку, образ его мыслей и то, на что он способен. Мой опекун умен. И наверняка подстраховался так, как только можно. Известно ли, откуда взялся этот внезапно обретенный Раолин? Если нет, нужно это
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.