Засыпая, я смотрела на четкий профиль уже спящей Тин. Вот говорила мне сестра — не отдавай сердце тому, кому оно без надобности, — счастья это не принесет. Нет, понесло меня — нашла себе кумира. Как же, сказал, что не все мужики — сволочи, я и обрадовалась, рот разинула. За спиной вздохнул Аскани — друг уже спал — сегодня он умотался так, что заснул в ванне. Я поерзала, устраиваясь в кольце его рук поудобнее, и тоже закрыла глаза. И снова навалился ужас — мне снилось, что это Аскани, а не Агата, стоит, пытаясь зажата рукой разорванное горло, с ужасом смотря, как стремительно темнеет от крови грудь. Кинулась к нему, закричала, понимая, что не успеваю и не могу ничего сделать, что сейчас он уйдет от меня навсегда… и проснулась от его голоса: «Тими, Тими… тсс-с… тихо, маленькая… опять кошмар приснился?» «Мне снилось, что тебя убили…» «Не плачь, сны вечно показывают всё наоборот… Я всегда буду рядом. Ну, повернись, и давай я вытру твои слезы». Да что ж такое? Стыдно. Уже взрослая, а реву как несмышленыш, рассадивший коленку о придорожный булыжник. Как можно? «Можно. Зато теперь я точно знаю, насколько тебе дорог. И могу тебя утешить, — теплые губы коснулись кончика носа, потом поцеловали глаза, собирая с ресниц слезы. — Вот так. Обнимай меня крепче и спи. Я сегодня умотался… оказывается, герцоги к физическому труду не очень приспособлены». Невольно хихикнула. Как он это серьезно выдал! Прям философская сентенция! Но, вообще, я тоже так намахалась с этими бревнами и мешками, что плечи ныли до сих пор. Эх, а кто-то в Ригане плавал сегодня на кораблике по Тихому озеру… Устроилась под мышкой у Аса поудобнее и снова уплыла в сон. Теперь мне снилась та горная страна, где я умела летать как птица. Тут до ночи было ещё далеко… солнце даже не коснулось вершин гор на западе. И не было никакого снега, словно зима не могла затронуть этих мест — огромные зеленые деревья, изумрудные луга, на которых пестрели незнакомые цветы. Я снизилась, набирая скорость, чуть не коснувшись душистой травы… а потом по дуге снова взмыла вверх, туда, где на фоне облаков вычерчивал плавные дуги одинокий орел. Какой свежий и пряный воздух… Если б найти это место — я бы хотела здесь поселиться. И жить. В большие города меня не тянуло, титул тяготил… а вот тут мне было бы по-настоящему хорошо. Я летела над лесом, пересекая уже третью долину, когда заметила вдалеке черную точку. Что это, точнее, кто это — сомнений у меня не было. Вот только видеть — черного ли дракона, черного ворона или встрепанного мага в черном балахоне — я сейчас совсем не хотела. Настроение, только что парившее под облаками вместе с орлом, ухнуло вниз… А как избежать этой встречи? Как он вообще меня чует? Ясно как — по своему амулету, который и во сне у меня на шее. Нырнула вниз, прямо в крону огромного дерева с широченными листьями, напоминавшими листья клена. В голове мелькнуло название — платан. Ухватилась за ствол, становясь на широкую ветку. Прислонилась к дереву спиной. Да, так устойчиво. Амулет словно не хотел сниматься с шеи. Запутался в волосах. Я его сорвала, выдрав прядь. А потом зубами начала распутывать узел на шнурке — надо же отцепить мамино кольцо? Вдруг этот сон реален, как тот, когда мне дали кошелек? Торопясь и ругаясь под нос, еле развязала. Сдернула перстень, надела на палец. Посмотрела на дымчатый лунный камень с дыркой, которую провертел пальцем Шон, вытянула руку, зажмурилась… и разжала кулак. По щекам снова текли слезы… Ничего. Так надо. Утро снова встретило нас голубым небом и солнцем. И всё было бы просто великолепно, если бы потягивающийся Ас не захлопал на меня глазами и не спросил: — А твой амулет где? Вчера же вечером он был? Я схватилась за шею. Нет, действительно нет! А мамино кольцо на пальце — есть! Ох-х… Значит… Значит, всё случилось на самом деле. Я его выбросила. Стало больно, словно отрезала и потеряла что-то свое, родное. Но ничего, я же сама так захотела, да? Значит, и отвечать мне. Переживу. Только лорда Росса надо предупредить, что
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.