Я смущенно кашлянула, растерявшись от столь пристального внимания и такой неоднозначной реакции. Неловко выбралась из-за стола, держа одной рукой музыкальный инструмент. Второй рукой потянула со стола свою шляпу, которую сняла перед ужином, и так она и лежала всё это время. Уже хотела поднять головной убор и снова вздрогнула. На его донышке блестели монеты. Как и когда мне успели их накидать, я не слышала и не видела. Но судя по количеству монеток (вперемешку медных и серебряных), мое сегодняшнее выступление никого не оставило равнодушным. Озадаченно постояла, рассматривая свой неожиданный заработок, после чего повернулась к людям и с достоинством поклонилась. Так, как если бы я была лордом, а они такие же аристократы, ровня мне. После чего в полной тишине, не нарушаемой даже шорохом, пересекла зал и поднялась по лестнице на второй этаж. И лишь когда я уже почти дошла до своей комнаты, внизу раздались первые звуки. Кто-то из моих слушателей отмер и гулко кашлянул, после чего крякнул и прозвучал звук наливаемого напитка. Войдя в комнату, я выдохнула и потерла рукой лицо, не зная, хорошо или плохо то, что у меня сейчас случился такой неожиданный концерт и я привлекла к себе внимание. Потом пожала плечами и убрала гитару в угол у окна, чтобы не задеть ее в темноте и не уронить. Но стоило мне зажечь свечу и разобрать постель, как в дверь вежливо постучали. Открыв, я с удивлением уставилась на трактирщика, мявшегося в коридоре. — Ты это, парень, если завтра еще захочешь сыграть, то я — за. Только скажи. Я тогда народ заранее предупрежу. Уж больно ты сегодня тронул всех. Аж сердце щемит и душа плачет от твоей музыки, — явно чувствуя себя неловко от этих слов, сообщил он мне. — Так чего? Сыграешь? Помедлив секунду, я кивнула. — Вот и хорошо. Ну, я пойду? У меня взметнулись брови, но я лишь снова кивнула, не произнеся ни слова. Хозяин заведения, тяжело шагая, достиг лестницы и прямо оттуда, не спускаясь, громко произнес: — Завтра! Вечером приходите. Утром я сразу после завтрака ушла в город. Кое-что требовалось докупить, да и новости узнать не мешало бы. Помимо вещей, необходимых в путешествии, я хотела приобрести несколько книг. Во-первых, сборники сказок. Многие я уже успела выучить, но все же их было недостаточно для полноценных выступлений. А во-вторых… — Мне нужен учебник магии для детей, — сообщила я хозяину книжной лавки. — Для какого возраста? — ничуть не удивившись, уточнил он. — Для совсем малышей или для тех, кто уже что-то умеет? — И тот, и другой, — поразмыслив, приняла я решение. — Еще подробную карту мира. И если есть, что-то о сидхе. — О сидхе уже давно не осталось никаких точных сведений, — покачал он головой. — Сказки и легенды, да и то люди их устно пересказывают. — Тогда буду рад, если вы сообщите мне всё, что знаете о них сами, — без тени улыбки попросила я продавца. А чтобы хоть как-то объяснить свой интерес, добавила: — Я купил музыкальный инструмент, сделанный их мастерами. Хотелось бы понять, что это была за раса. Узнала я немного, вкратце всё сводилось к тому, что чудный народ жил когда-то вместе со всеми в этом мире. Магия их проявлялась в создании поэзии и музыки, которые давали им власть, иногда невольную, и над стихиями, и над разумом, чувствами и сердцами людей. Пожалуй, про сидхе можно было сказать, что они творили волшебство, касаясь своим творчеством неких невидимых струн мироздания. А вещи, выходившие из рук мастеров, были волшебными, такими, что становились созвучными душам своих хозяев. Мало их осталось, но и сейчас порой всплывают то тут, то там эти дивные поделки. Облик сидхе — нечто среднее между человеком и эльфом. Высокие, стройные, гибкие, светловолосые и светлоглазые. Черты лица их ближе к эльфийским, но уши обычные, как у людей, не удлиненные. Все представители этой расы благородны и красивы. Женщины — сказочно прекрасны. Настолько, что мужчины других рас теряли головы зачастую лишь от одного взгляда на них. Мудр и светел был этот народ, ни с кем не воевал, но и на
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.