Лишь с его уходом я отпустила себя, сгорбилась, и слезы закапали на сжатые руки. Всю душу разбередил, разворошил тщательно запрятанные в памяти воспоминания, вытянул наружу заглохшую было боль. Ненавижу Гаспара. Чтоб он сдох, тварь! Я не убийца, нет. Не умею просто. Но, кажется, если бы могла, его бы придушила собственными руками. Мне понадобилось много времени, чтобы вернуть себе душевное равновесие и найти силы выйти к остальным. Слезы высохли, хотя глаза наверняка теперь красные. С кухни доносились голоса, госпожа Виенна отдавала распоряжения своим дочкам, а они что-то весело чирикали в ответ, взбудораженные новостями и переменами. Где находятся Дарио и лорд Калахан, было неясно. Послонявшись по холлу, я прихватила куртку и, выбравшись из дома, бездумно побрела по саду, прикасаясь кончиками пальцев к деревьям. Здесь царило тепло. В Дагре сейчас разгар зимы, вьюжат бураны, занося всё снегом, греются у огня люди. В Калиоте, где стоял замок лорда Калахана, тоже зима, но мягкая, больше похожая на середину привычных мне осени или весны. А тут почти лето. И воздух теплый, хоть и не жаркий, и деревья не облетели, даже цветы вон растут, и трава зеленая. Неплохо устроились драконы. Где-то рядом море и горы. Для них, крылатых, наверное, вообще не расстояние… Хорошо… Даже куртку не нужно застегивать и свитер под нее надевать. Закинув голову, я смежила веки и подставила лицо ласковому ветерку. — О чем задумался, малыш? — заставил меня вздрогнуть голос Дарио. Открыв глаза, я заозиралась и обнаружила его сидящим под деревом. Он прислонился спиной к стволу и смотрел на горы с мечтательным выражением лица. — Скучаешь по крыльям? — правильно поняла я тоску, которой веяло от него. — Скучаю, — не взглянув на меня, согласился он. — Я давно не летал. Если когда-нибудь снова смогу перекинуться, покатаю тебя. — Ладно, — подойдя, я присела рядом и вытянула ноги. — Лорд Калахан уезжает, но сказал, что вернется через несколько дней. — Он знал Альенду? Твою мать? — Да. Не рассказал только никаких подробностей. — И не расскажет. Мы не любим и не умеем признавать свои ошибки и неудачи. А в том, что она стала матерью не его ребенка, наверняка виноват он сам. Не удержал свое сокровище. — А ты? Ты удержал свое сокровище? — невольно улыбнулась я. Смешно сравнивать живое существо с чем-то драгоценным и неодушевленным. — Ну ты же всё еще мой, значит, удержал, — повернул он ко мне голову и прищурился. — Ты мое сокровище, малыш. Других не было. И, скорее всего, уже не будет. — А как же та женщина, что ранила тебя? Та, из-за которой ты теперь ненавидишь весь женский пол? — затаив дыхание, спросила я. Может, хоть сегодня поделится? — Она не была сокровищем. Я просто думал, что люблю ее. Ошибался. А она не любила меня, предала не задумываясь. — А если бы я был женщиной, я бы стал твоим сокровищем? — Почему «стал бы»? Ты уже — оно. Бесценное, единственное. Не забивай себе голову всякой ерундой, Рэми. Ты мой, и ничто этого не изменит, я тебе уже говорил. — Дар, послушай, — кашлянула я, набравшись смелости. — Я хочу тебе кое в чем признаться. Это очень важно. Понимаешь, я не рассказывал тебе всей правды о себе. Боялся. Ты пугал меня, и я… Пообещай, что сначала выслушаешь и только потом будешь злиться и ругаться? Ладно? — Я слушаю. — Нет, пообещай сначала, что не… уйдешь и не возненавидишь меня, — нервно сжимая и разжимая кулаки, попросила я. Всё, сейчас расскажу. Страшно, но пора. — Обещаю, — со смешком отозвался он. — И что же за такая страшная тайна у тебя? — Понимаешь… Я не… — сглотнув ком в горле, я почти пропищала: — Я не мальчик. — Что?! — Я ожидала, что на мою голову обрушатся брань и гнев, но вместо этого Дарио расхохотался. — Ох, Рэми. В твоем-то возрасте?! Ты когда успел? Ну ничего себе! И кто же была та распутница, которая затащила в постель ребенка? — Да нет же! — Я даже на ноги вскочила. — Я не про это! Ты не понимаешь! Я не мальчик, потому что… Мне помешал договорить вынырнувший из-за деревьев лорд Калахан. — Вот вы
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.