— То есть… это легально? Рабский статус? — А чё б нет? Всё по общественному указу. Натворил делов — отвечай. Хочешь на виселицу или плаху — вот тебе веревка и топор, помирай сразу. Готов оплатить трудом еще несколько лет своей никчемной жизни — прямая дорога на рудники, там всегда нужна рабочая сила. Добровольно-то туда никто не пойдет здоровье гробить. А смертникам все равно, они и так не жильцы. Не помер за десять лет? Ну, значит, либо все же казнят по приговору (не на волю же отпускать), либо продадут. Сколько-то еще протянут, по-любому отработают потраченные на них покупателями монеты. Крепким мужикам, которые сумели не протянуть ноги за десять лет на рудниках, всегда найдется применение. Так что подставляй шею и вали. — А женщины? — Не-е, на рудники баб не отправляют, смысла нет. Там и мужики-то мрут как мухи, а бабы и месяца не протянут, только возиться с ними — вези под охраной, потом хорони… Сразу казнят, если преступление настолько серьезное, что к такому суровому наказанию приговорены. — А что значит «подставляй шею и вали»? — никак не могла я разобраться в законах, отличных от принятых в Дагре. В закрытом королевстве такого не практиковалось. Магам прямой путь на костер, если их засекут. Политическим преступникам — смертная казнь через отсечение головы. Всем прочим — виселица. Никаких помилований, амнистий или домашних арестов. Расплата за любые прегрешения наступала быстро. Каторги и тюрем для долгой отсидки в Дагре не существует. — Ты из какой глухомани выбрался, музыкант? — озадачился мой собеседник, но пояснил: — Ошейник рабский, зачарованный. Снять его невозможно, распилить или иным способом вскрыть — тоже. А ежели раб попытается сам это сделать, то умрет от удушья. Захочет убить хозяина — та же участь. Я ж тебе ясно сказал — это замена смертной казни. — А если хозяин захочет продать раба? Как тогда ошейник поймет, что владелец сменился? — За-ча-ро-ван-ный! — по слогам, как умственно отсталому, пояснил он мне. Я помолчала, осмысливая информацию и рассматривая столешницу. После чего выпрямилась и поинтересовалась: — Где я могу купить раба? Хозяин Когтя не захочет продать мне какого-нибудь, уже не годного к боям? — Парень, ты спятил? — обалдела вся компания. — На кой тебе раб? Да еще из преступников… — Страшно одному странствовать. Я ведь не воин… А так хоть кто-то сопровождать будет. Мои собеседники смотрели на меня и явно считали, что я тронулась умом. Пожалуй, они не далеки от истины. Но ведь почему-то же я пришла вниз, вместо того чтобы сладко спать. Подслушала их разговор, выцепила главное… Мама говорила, что магу нужно прислушиваться к интуиции. Мол, это одна из граней дара. У меня, похоже, дара нет. Но, может, хотя бы интуицию, кроме хорошей памяти, мне удалось унаследовать? — Возьмите меня с собой, — с нажимом попросила я, не обращая внимания на их скепсис. — Ох и дурён же ты, парень, — покачал головой тот из них, который мне всё разъяснял. — Возьмем. Судя по выражению лица, ты же сам отправишься искать приключения на свою тощую задницу. Будет обидно, если сгинет такой талант. Слышали мы твое выступление сегодня… Не иначе боги тебя в темечко поцеловали. Жители других королевств поминали не богиню смерти, как в Дагре, а всех богов в совокупности, и я уже перестала реагировать на это. В первые дни затравленно вздрагивала и чуть ли ни голову в плечи втягивала. А сейчас и сама стала думать и говорить «боги», а не «Неумолимая». Поначалу — с трудом, заставляя себя, чтобы поддерживать образ местного жителя, но потихоньку втянулась. — Последний вопрос, — помялась я. — Это дорого? Мне хватит того, что я сегодня за вечер заработал? Больше у меня нет ничего. Любители острых ощущений обменялись быстрыми взглядами и неопределенно пожали плечами. Похоже, они и сами не знали. Ну что ж… Даже если мне не хватит, то хотя бы приобрету новый опыт. И теперь у меня есть еще одна причина, чтобы как можно быстрее покинуть уже и эти земли. Дагарра — это всё же не закрытое королевство, но узаконенное рабство,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.