— Не согласен. Что хорошо для РОКа, то хорошо и для России. «Это радует, — думал Димка, слушая господина Локтева, — что то, что творилось в мире Свет, — не позиция всей России, а самодеятельность одной мегакорпорации. Которая, что бы она там про себя ни думала, — еще не вся страна. Значит, долбанулись только сотрудники РОКа, а не вся Россия в целом. Не все так уж безоблачно, господин Локтев, как вы нам рассказываете, значит, есть там и недовольные вашей политикой, есть и какой-то аналог коммунистов, которых вы не смогли купить, есть и национальные течения… Кстати». — Как живут в России другие национальности? — прочитал записку Локтев. Сел поудобнее. — Какие именно? Господин Шарль загадал Димке загадку и уехал куда-то на неделю. Поэтому все, что делал Димка — в промежутках между общением с Флоранс, — разговаривал с господином Локтевым, самым спокойным из всех пленников. Другие, понимая, что судьба их родственников повисла на волоске, впали в депрессию. Были даже попытки самоубийства и нападения на охрану. Поэтому к другим пленникам Димку не подпускали. Хотя представить нападающего на яггая человека не мог никто. Поэтому у охраны Димка, похоже, проходил как «предмет, могущий послужить в целях самоубийства». «ЯКУТЫ, ЕВРЕИ, ЧЕЧЕНЦЫ», — написал Димка записку. — У нас нет таких народов, — безапелляционно заявил удивленному Димке Локтев. — Они все считают за счастье называть себя русскими. «Вот это да. Ничего себе национальная политика. Практически нацизм в чистом виде. И что характерно: при этом в стране демократия, либерализм и цивилизованность». — Господин Хыгр, — настоящее свое имя Димка называть не хотел, — давайте вернемся к нашему разговору о моем освобождении… У Димки было сильное подозрение, что кто-кто, а Локтев выйдет отсюда только сразу под землю. Уж слишком много он узнал. — Вы ведь не здешний, вы из более развитого мира и, значит, должны понимать, что вы… в смысле здешние обитатели просто не смогут ничего, совершенно ничего нам противопоставить… «Они не смогут ничего нам противопоставить. Даже если это местные захватили базу, все, что у них есть, — жалкие поделки вроде этого мифического планера. На второй базе были только „чистые“, а русского языка местные не знают и допросить не смогут… И установка их заинтересует только как огромный слиток серебра. Воспользоваться ею они не сумеют…» Сеньор Хорхе немного нервничал. Если честно, то звали его иначе. Настоящее его имя было Круглицын Сергей Данилович, заместитель руководителя проекта «Звезда» по внешней работе. Да и среди местных он был известен как господин Хиалис, а вовсе не Хорхе. У роковцев не было глючной и непредсказуемой языковой интуиции, поэтому все имена они слышали так, как те звучали. Причин нервничать у сеньора Хорхе-Круглицына-Хиалиса было две. Небольшая: сеньору Хорхе — назовем его так для единообразия — пришло письмо из Риарош, более известной как Эта страна, с предложением встретиться и обсудить причины и следствия вторжения Арлинаш, то бишь Той страны — в Эту.
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.