Самое тихое и спокойное место в столице в эпоху революционных преобразований — городская тюрьма. Можешь уже не думать о том, что тебя арестуют, ограбят, убьют на улице, не нужно беспокоиться о еде, одежде, досуге. Тебе уже ничего не интересно. За тебя все решили. Однако обитатели революционной тюрьмы — бывшей жандармской — неожиданно узнали, что даже в их положении может произойти что-то, что сделает его еще хуже. Бывшие горожане, в потрепанной, мятой одежде — рабочие, мастера, ремесленники, владельцы трактиров, просто бродяги и воры, — были выведены из камер и собраны в огромном зале. Несколько сотен человек с легкостью смяли бы немногочисленную охрану и вырвались на свободу, но толпа — всегда толпа. Ее членов заражает слепая ярость, но точно так же заразным оказывается уныние и безразличие. Даже причины, по которым их здесь собрали, практически не обсуждались. Так, несколько тут же погасших разговорчиков. Самой оптимистической версией прозвучало то, что их сейчас всех закроют и утопят. Тут открылась входная дверь, охрана расступилась, и заключенные поняли, что утопление было очень оптимистичным вариантом. В дверь вошел… вошло… Это создание, укутанное в черный плащ, было высотой почти в два человеческих роста или три роста гнома. Существо оглядело толпу, одобрительно рыкнуло и сняло капюшон. Толпа ахнула и отступила на шаг. — Яггай… Нет, горожане слышали о том, что в столице живет несколько яггаев. Один вроде бы работал слугой у начальника особого сыска еще при короле, потом он еще сам стал начальником сыска, второй работал уже в революционной полиции… Был еще один, которого объявляли в розыск, но тут существовали разногласия: некоторые думали, что искали бывшего начальника особого королевского сыска, другие — что искали революционного полицейского… В общем, о существовании яггаев обитатели тюрьмы знали. Но увидеть одного из них на пороге тюрьмы… Что ему здесь нужно? Реальность оказалась хуже любых предположений. Маленькие яггайские глазки обвели взглядом присутствующих, нос раздулся, как будто яггай выбирал жертву повкуснее. — Моя звать Хыгр, — прорычало чудовище. — Моя быть ваша вождь. — Гражданин Хыгр хочет сказать, — из-за спины яггая высунулось маленькое тоненькое существо в таком же плаще, — что он назначен начальником отдела принудительных работ департамента тюрем министерства порядка революционного Комитета. — Моя говорить — ваша работать, — подтвердил яггай. Тоненькое существо сняло капюшон и оказалось молоденькой зомбяшкой. — Гражданин Хыгр хочет сказать, что он выберет из вас тех, кто будет работать в тюремных мастерских… — Где это видано, — над толпой взлетел пожилой летун, — чтобы те, кого еще не осудили, где-то работали! Вы что, хотите отправить нас на каторгу? Толпа зашумела. — Ваша не работать — моя откусить ваша голова. Повисла тишина. — Гражданин Хыгр хочет сказать, что отказывающиеся работать будут наказаны… — Хыррр! — Прошу прощения. Гражданин Хыгр поправил меня: не желающие работать будут наказаны
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.