Революционный отряд. Три хуманса, два эльфа, гном и саламандр. Одежда городская, за исключением, как с удовлетворением отметил Димка, котелков. Его шляпа входит в революционную моду. На рукавах — зеленые повязки с нарисованными краской колосьями. Это что за символика? — Кто такие? — рявкнул хуманс, видимо главный. По крайней мере, только у него на поясе висела шпага, остальные были вооружены ружьями. — Циркачи, господин, — вежливо поклонился Шарль, локтем тихонько запихивая обратно в фургон высунувшуюся мордочку любопытной Кэтти. — Нет господ, — буркнул главный. — И сеньоров нет. Теперь все товарищи… Что в фургоне? — Живем мы тут, гостоварищ. — А в том? — Големы наши, игрушки механические. — Големы? — В голосе хуманса явственно звучало детское любопытство. Остальные зеленоповязочники тоже оживились и поспрыгивали с коней. Дети… — Господин товарищ, — окликнул командира, уже сунувшегося было в фургон, Шарль. — Как вас называть? Тот с досадой слез на землю, приосанился и сообщил: — Командир продовольственного отряда Революционного правительства Этой страны Жак Гризье! Продотрядовцы. Хлеб, что ли, собирают по деревням? Ну да, ну да… В стране неурожай, соответственно, хлеба на всех не хватает. В таких условиях крестьяне хлеб всегда прячут, спекулянты, соответственно, взвинчивают цены, в городах — голод, и по селам отправляются продотрядовцы… Только что-то их мало и телег не видно… По дороге к фургону командир продотряда застопорился у лошади-голема, оглядел ее, потыкал пальцем, пробормотал: «Ишь ты», но особого изумления не выказал. Видимо, революция настолько все взбаламутила и поменяла, что народ отвыкает удивляться. Ну подумаешь, железный конь. Тут командир Жак все-таки забрался в фургон, и Димка прикинулся неподвижной статуей. Сразу же зачесался нос. — Ишь ты… — Революционер сдвинул котелок на затылок. — И что, правда шевелятся? — За просмотр мы берем пол-экю, господин товарищ. — Шарль продолжал играть свою роль сварливого старика. Хотя грим он нанести забыл и был сварливым мужчиной средних лет. — Ты сначала покажи, как они работают, а то деньги возьмешь, а сам обманешь. И выглядят они у тебя как-то неестественно… Особенно вот этот. Палец командира ткнул в сторону Димки. — Больно уж здоровый… А этот чего такой страшный? Командир переключился на того самого голема, с которого свинтили шлем для Димки. Этот голем действительно выглядел жутковато. — Детям нравится, господин товарищ. — А ну пошевели его. Господин Шарль щелкнул пальцами. — А чего он не двигается? — тут же поинтересовался командир. Остальные революционеры не влезли в фургон и толпились снаружи, заглядывая в темные внутренности повозки. — А он от щелчков не двигается. Это я помощницу подзываю. Кэтти юркнула в фургон, ввинтилась между мужчинами и щелкнула тумблерами на спине голема. Тот скрипнул, шевельнулся… — Добрый день, господин! Димка никогда не видел, как движется механизм голема внутри доспехов. Оказалось — страшно. Какие-то рычажки резко раздвинулись в
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.