Дети черных эльфов по определению чернокожи. И, казалось бы, должны напоминать негритят. Ага, как же. Больше всего эти бесенята напоминали угольно-черных гремлинов. Как по внешности (широко расставленные жеребячьи уши, короткий хвостик из волос, огромные, вечно распахнутые глаза), так и по последствиям их появления в гостях. Вот и сейчас один из эльфят стоит на пороге Димкиного дома, глядя снизу вверх на огромного яггая. — Здравствуйте, господин Хырг… — хмурясь, по-взрослому начал он. — Хыгр, — проворчал Димка. — Здравствуйте, господин Хыгр, — не менее серьезно продолжил мальчонка. На вид ему было лет шесть-семь, обычная в этих местах одежда — рубаха с закатанными рукавами, широкие штаны, цветной пояс. Босые, черные по своей природе ноги. На поясе — нож. Остров черных эльфов до крайности походил на Корсику или Сицилию, по Димкиным представлениям. Суровая природа, суровые люди. Здесь нож вручали сыновьям раньше, чем в других местах отправляли в школу. Подростков на острове просто не было. Или ты ребенок, и любой взрослый, которому ты помешаешь или, не дай богиня, оскорбишь, имеет право выпороть тебя (а пожалуешься — еще и от родителей перепадет), или же ты — с ножом на поясе, и все относятся к тебе как к взрослому, но тогда будь готов ответить за свои слова и поступки как мужчина: в поединке на ножах. И никому не интересно, что тебе — десять лет, а противнику — сорок. Хочешь, чтобы с тобой считались, как со взрослым? Веди себя соответственно. Поэтому на острове население было спокойное и вежливое. И дети и взрослые. Любители поскандалить здесь кончились. — Господин Хыгр, мой отец, дон Август, просит вас прибыть к нему для совета. «Дон» — это очередной выбрык Димкиной языковой интуиции, именно так переведшей незнакомое слово, которым здесь титуловали дворян. Уж очень здешние аристократы напоминали ему крестных отцов из гангстерских фильмов. Спокойные, говорят тихо, а в глазах — непробиваемая уверенность, что им не будут возражать. — Моя приходить. Кивнув, мальчонка зашлепал босыми пятками по тропинке. Остров бедный, и даже дети дворян предпочитали ходить без обуви. Димка проследил за ним взглядом и, перед тем как уйти, на всякий случай подпер дверь огромным камнем. Так, во избежание. Основные разрушения местные дети приносили не из вредности, а по причине неисправимого любопытства. От каменного дома, прилепившегося огромным ласточкиным гнездом на склоне горы, шагал яггай. Да, теперь у Димки был здесь собственный дом. Три месяца назад они прибыли на остров. Господин Шарль — местный уроженец, бывший глава особого королевского сыска, из одного господина Шарля и состоявшего. Экс-королева — ныне беглянка и преступница, разыскиваемая революционной полицией. Зомбяшка Флоранс — сирота, увязавшаяся за компанию. И яггай по имени Хыгр. Бывший глава особого революционного сыска, бывший глава особого королевского сыска, бывший слуга господина Шарля… Бывший человек. Когда-то — казалось, прошли уже годы — яггай Хыгр был человеком, молодым
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.