1  Белый «Мерседес» 2  Эхо взрыва 3  Мёртвая богиня 4  Проблемы богатства 5  Грохот дверной ручки 6  Заголовки 7  Экспансия 8  Расследование продолжается 9  Нижнее бельё и младшие служащие 10  Первоначальные результаты 11  Уроки торговли 12  Вера отцов 13  Конфликты кармана 14  Агент глубокого проникновения 15  Dot) com 16  Использование 17  Плавка золота 18  Чеканка золота 19  Процессы эволюции 20  Охота за человеком 21  Дипломатия 22  Медленное кипение 23  Стол и рецепт 24  Ближе к делу 25  Детоубийство 26  Разрушение оград 27  Стеклянные дома и камни 28  Транспортировка 29  На встречных курсах 30  Билли Бадд 31  И права человека 32  Защита прав 33  Столкновение коалиций 34  Исходная позиция 35  Удары 36  Приходят новости 37  Донесения «Зорге» 38  Осадки 39  Развитие событий 40  Другой вопрос 41  Заявления домов мод 42  Заговоры государства 43  Берёзки 44  Решения 45  Очертания Нового Мирового Порядка 46  Призраки прошлого 47  Возвращение домой 48  Перспективы и не спящие ночью 49  Огонь артиллерийских орудий 50  Умиротворение 51  Гром и молния 52  Отступление 53  Глубокая битва 54  Гнетущие заботы 55  Прощупывания и толчки 56  Взгляды и удары 57  Марш к опасности 58  Гипервойна 59  Политические последствия 60  Потеря контроля 61  Небесные ракеты в полёте 62  Революция
Медведь и Дракон
Белый «Мерседес»
Поездка на работу везде одинакова, и переход от марксизма-ленинизма к хаотическому капитализму мало что изменил, разве что жизнь стала чуть хуже. Ехать по Москве, городу с широкими улицами, стало теперь труднее, потому что стало очень много автомобилей. Центральная полоса просторных бульваров, езду по которой члены Политбюро и Центрального комитета, подобно великим князьям, разъезжавшим в санях, запряжённых тройками лошадей в царское время, считали своим личным и неоспоримым правом, больше не охранялась милиционерами. Теперь она стала всего лишь одной из полос движения гигантского потока машин. Одним из автомобилей этого потока был белый «Мерседес-600» Сергея Николаевича Головко – огромная машина с кузовом класса S и двенадцатью цилиндрами германской мощи под капотом. В Москве таких автомобилей немного, и такая великолепная машина должна была смущать своего владельца… но не смущала. Может быть, в этом городе больше нет номенклатуры, но у некоторых должностей всё-таки оставались кое-какие привилегии, а Головко был директором СВР – Службы внешней разведки. На верхнем этаже недавно построенного высотного дома на Кутузовском проспекте у него была просторная квартира с немецким бытовым оборудованием, что всегда являлось роскошью, которой удостаивались только самые высокопоставленные государственные чиновники. За рулём служебного «Мерседеса» сидел Анатолий, высокий и широкоплечий майор, бывший спецназовец, признанный эксперт по специальным операциям. В наплечной кобуре под курткой у него скрывался пистолет, и он вёл автомобиль, за которым любовно ухаживал, как за живым существом, со свирепой агрессивностью, причём ухитрялся ловко маневрировать в гуще других автомобилей. Окна «Мерседеса», изготовленные из толстого поликарбоната и способные остановить любую пулю, вплоть до 12,7-миллиметровой пулемётной – так утверждала компания, у которой приобрели «Мерседес» шестнадцать месяцев назад, – были покрыты тёмным пластиком, благодаря чему сидящие внутри были скрыты от постороннего взгляда. Броня делала автомобиль на тонну тяжелее обычных «Мерседесов-600», однако мощность и плавность движения ничуть не страдали от этого. Чего нельзя было сказать о подвеске. Дороги были, как обычно, не в лучшем состоянии. В конечном итоге именно неровное покрытие приведёт к выходу машины из строя. «Дрянь дороги», – привычно отметил про себя Головко, переворачивая страницу утренней газеты. Это была «Интернешнл Геральд Трибьюн», всегда хороший источник информации, потому что её выпускали совместно «Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс» – две самые информированные разведывательные службы в мире. Он поступил на разведывательную службу ещё в то время, когда она входила в организацию, известную под названием КГБ – Комитет государственной безопасности, который, как по-прежнему считал Головко, остаётся лучшим в мире, несмотря на развал СССР. Головко вздохнул. Если бы Советский Союз не рухнул в начале девяностых годов, то он, как председатель КГБ, был бы теперь полноправным членом
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.